Трудности перевода

        Руководство Грузии неоднократно заявляло о стремлении к европейской интеграции. «Евроинтеграция» - основной наратив грузинской политики на протяжении последних двадцати лет. Ещё Эдуард Шеварднадзе заявлял: «Европейский союз станет последним пристанищем Грузии, её окончательной тихой гаванью, куда корабль нашей государственности встанет на якорь после бурной многовековой истории».
        В последние годы своего многолетнего правления Шеварднадзе даже уверял, что «до интеграции Грузии в ЕС осталось всего несколько лет». Правда. в Брюсселе его оптимизма не разделяли и просили (за закрытыми дверьми) не называть конкретных дат. Более того, намекали, что с вхождением стран восточной Европы в ЕС Европа исчерпала ресурс для дальнейшего расширения, поэтому новым независимым государствам, возникшим на пространстве бывшего СССР (за исключением балтийских стран) придётся довольствоваться программой «ближнего соседства».
        Однако красивая мечта о полноценном членстве в европейском сообществе слишком сильный аргумент для любого политика, чтобы отказываться от него в угоду здравому смыслу и горькой реальности. Разве можно найти избирателя, кто не мечтает жить в маленькой процветающей стране, - части большого сообщества, где жизнь это вечный праздник?!
        Разница между Михаилом Саакашвили и Эдуардом Шеварднадзе в том, что если умудрённый опытом политик (недаром прозванный «белым лисом») использовал тезис «евроинтеграции» лишь для оформления своей политики «балансирования», но не предпринимал никаких реальных шагов, то президент Саакашвили поставил вопрос ребром: «либо вы нас принимаете в ЕС, либо прямо и без обиняков отвечаете на вопрос, почему Грузия не может стать полноправным членом союза и что конкретно нужно сделать для того, чтобы соответствовать критериям Европейского Союза?»
        И Европейцам, при всей их политкорректности, пришлось ответить. Причём ответить гораздо более конкретно, чем они отвечали на пустые фразы предшественника нынешнего грузинского лидера. Брюссель нашёл очень простой способ показать, что членство в ЕС это не только и не столько нескончаемый праздник и вечное счастье, но большая ответственность, сопряженная с огромным трудом для решения сложнейших проблем.
        Например, в качестве условия создания «зоны свободной торговли» с ЕС (как одного из шагов на пути к интеграции) Европейская комиссия потребовала от Грузии соответствовать европейским потребительским нормам. В том числе санитарным стандартам мяса. Казалось бы, чего проще? Создайте в стране центры забоя скота с централизованной системой проверки качества и санитарных норм (вместо проверки непосредственно на рынках, как до сих пор), заставьте крестьян забивать скот именно в этих центрах, запретите неконтролируемую торговлю мясом и будете соответствовать!
        Грузинское правительство сразу же с энтузиазмом взялось за дело: пропрезидентское большинство легко приняло закон, министерство сельского хозяйства утвердило подзаконные акты, на выделенные из бюджете средства основали два центра забоя скота с европейскими стандартами проверки качества, привезли классных специалистов из Европы, оборудовали лаборатории европейского уровня и подготовились рапортовать в Брюссель об успехе.
        Но тут произошло то, чего грузинские руководители с их молодёжным энтузиазмом не ожидали а прожженные и опытные евробюрократы заранее рассчитали в качестве показательного урока: с тбилисских прилавков пропало мясо! Впервые после распада приснопамятного коммунистического режима, о котором многие уже забыли, в города Грузии вернулась ситуация, когда можно обойти несколько магазинов, но не найти мяса!
        Сначала говядина просто подорожало с 4-5 до 9-10 долларов за килограмм. 30 летний министр сельского хозяйства Бакур Квезерели на совещании у президента многозначительно заговорил о «саботаже» и «злонамеренной спекуляции». Глава государства слушал, грозно сдвинув брови, и приказал «принять меры».
        Естественно, никому не нравится, когда цены растут и любое правительство пытается найти виновных, а затем решить проблему «одним ударом». Но молодые, горячие парни, не берущие взяток и привыкшие решать вопросы на основе искренней веры в свою правоту и моральное право, вдруг, неожиданно для себя обнаружили, что одной честности недостаточно и что есть сложные проблемы, у которых по определению нет и быть не может простых решений.
        Тем не менее, поначалу всё таки попытались «закрутить гайки»: пылкий министр с бумагами, цифрами, выкладками в руках убедительно доказывал на бесконечных совещаниях, что мясо не должно было подорожать, что нет для этого объективных оснований, что во всём виноваты бессовестные спекулянты и так далее. В конце концов «приняли меры» по линии МВД, ценам приказали снижаться, крестьянам «доходчиво» объяснили, что им выгоднее забивать скот в «европейских центрах», но . . . мясо пропало вообще. А если и появляется, то упорно стоит столько же, сколько и в Париже.
        Легко представить снисходительную улыбку на лицах многоопытных брюссельских стариков, когда они спрашивают своих молодых грузинских коллег: как продвигается дело «унификации» европейского законодательства и евростандартов на грузинской почве. Тем более, в преддверии очередного избирательного цикла, когда реформаторам ох как понадобятся голоса граждан, - давно не видевших мяса на прилавках.
        Первый урок пошёл впрок. Но в Брюсселе этого показалось недостаточно. Преподали и второй урок, уже из другой сферы: Ну какое дело Европе до защиты животных в Грузии? Оказалось, самое прямое! В каком европейском городе убивают бродячих собак? Их ловят, отвозят в специальные вольеры, где они сытно живут до конца своих дней. А в Грузии (как впрочем и в большинстве стран СНГ) бродячих собак ловят, чтобы «усыпить». По просту говоря, убить несчастных животных! Но ведь это же не по европейски! Будьте добры соответствовать во всём. В том числе в такой, казалось бы, «незначительной мелочи», как отношение к бродячим животным.
        В Тбилисской мери сели и посчитали: получилось, что «европейские стандарты» в данной сфере, которые обходятся в 0,5 процентов бюджета Парижа или Вены, Тбилисскому бюджету обойдутся в 10 процентов! Просто Тбилисский Бюджет меньше в десятки и сотни раз а в горно - лесистой Грузии бездомных собачек не меньше а то и больше чем в европейских мегаполисах.
        Как же быть? Не тратить же 10 процентов бюджета на такие цели, когда есть тысячи бездомных и обездоленных людей? Так и оставили всё как есть, постепенно осознавая, что какой бы сладкой не была мечта, европейская интеграция - очень трудная и тяжелая работа. Работа не на годы а на десятилетия. А может быть и больше.

მთელ გვერდზე