Русская няня

        Об основных тенденциях, развивающихся в обществе, порой свидетельствуют косвенные признаки. Впрочем, часто они оказываются не менее а порой гораздо более точными и адекватными, чем заявления властей.
        В последнее время в Тбилиси и других грузинских городах огромный спрос на . . . . русских или русскоязычных нянек. Они ценятся на вес золото. По крайне мере на «вес золота» по меркам Грузии – небогатой страны с множеством экономических и социальных проблем. Нанять «русскую няню» для ребёнка стоит около 300 долларов в месяц. При средней зарплате в частном секторе в 150-200 долларов.
        Интересна социальная «морфология» данного явления: семья ищет для ребёнка няню, поскольку не хочет отдавать его в детский сад, либо по иным причинам. Но при этом родители предпочитают, чтобы няня была русскоязычной. И тут дело не в воспитательных способностях или навыках ухода за ребёнком: Грузинки, Армянки, Азербайджанки конечно могли бы ухаживать за годовалым или трёхлетним ребёнком не хуже. По крайней мере, в Греции, например, грузинская няня ценится очень высоко – десятки тысяч грузинок трудятся в этой стране именно в качестве нянек. Но в самой Грузии больше ценится русская няня. Почему? Ответ прост: родители хотят, чтобы няня не только ухаживала за ребёнком, кормила и меняла пелёнки, но и обучала русскому языку! Ведь лучше всего ребёнок усваивает язык именно в дошкольном возрасте.
        И тут возникает ещё один интересный вопрос: почему именно русский язык? Думается, дело не только и даже не столько в том, что русскоязычную няню в Грузии всё таки легче найти, чем франко или англоязычную. Естественно, родители желают, чтобы ребёнок, наряду с родным, в совершенстве владел одним из мировых языков. Однако предпочтение русскому отдаётся не только из за доступности няни, способной обучить этому языку, но из вполне прагматических соображений целесообразности знания именно русского языка для его будущего жизненного успеха.
        Казалось бы, ситуация складывается довольно странная: между Россией и Грузией нет дипломатических отношений, практически отсутствует транспортное сообщение, введён визовый режим, грузинские власти приглашают в страну десятки тысяч англоязычных учителей для обучения подрастающего поколения языку Шекспира, отключают российские телеканалы, законодательно запрещают демонстрации фильмов, дублированных по русски, но грузинские родители, не смотря ни на что, хотят учить своих детей именно русскому языку.
        А причина в том, что родители, - для которых главная ценность и смысл жизни ребёнок, его будущее и счастье, - точнее и лучше всего осознают целесообразность (!) этого выбора для ребёнка. Причём, они не только знают, понимают, рассчитывают, но (что ещё более существенно в данном дискурсе) чувствуют: нынешнее противостояние, по определению, не может длится долго, а знать русский язык для грузина всё таки гораздо перспективнее, чем учить английский - даже не смотря на визовый режим и все политические проблемы. Ведь русский язык для любого жителя постсоветского пространства «инструментален» гораздо в большей степени, чем английский: в конце концов, по русски говорят на огромном и во многих отношениях «совместимом» пространстве от центральной Европы до Китая! И во взаимодействии с этим пространством обычному грузину всё таки будет легче добиться успеха, чем в огромном, но всё ещё не совсем «совместимом» для него пространстве англоязычного мира.
        А родительский инстинкт, «родительское чутьё» обмануть невозможно – стратегически оно редко ошибается.
        При этом, удивительный феномен с русскими нянями в Грузии безусловно свидетельствует о том, что никакой ненависти к России и русскому феномену в обществе нет.
        Наконец, вышеописанный, казалось бы незначительный симптом вновь актуализирует проблему пресловутой Soft Power России на постсоветском пространстве. Многие справедливо считают, что Россия, в отличии от западных держав, всё ещё не научилась использовать эту технологию для защиты и продвижения своих интересов. А ведь её союзник - устремления простого человека! В данном случае – всесильная, всесокрушающая родительская любовь и желание помочь ребёнку лучше обустроить свою жизнь. Таким образом, «мягкая сила» всё таки остаётся силой даже не смотря на все эмбарго, блокады и визовые режимы.

მთელ გვერდზე