Грузия – символически на стороне НАТО в чёрном море

    Недавно в Польше состоялись крупнейшие за всю историю Североатлантического альянса военные ученья «Anakonda - 2016». К всеобщему удивлению, грузинская рота, которая была отлично подготовлена к ним по проекту «сил быстрого реагирования NATO», в последний момент снялась с манёвров и не отправилась в Европу. Правда, пока не ясно, по чьей инициативе – Тбилиси или Брюсселя.
    Согласно одной из версий, участие подразделений грузинской армии в этих ученьях стало «камнем преткновения» двух группировок среди стран, членов Альянса; и в последний момент вверх взяли те, кто не склонен раздражать Россию «по пустякам». А участие армейского подразделения из кавказской страны могло стать дополнительным раздражителем для Москвы – и без того остро реагирующей на военные манёвры у своих границ в Калининградской области и на балтийском море.
    Но это Априори не значит, что НАТО будет столь же уступчиво по некоторым другим вопросам. Например, относительно создания т.н. «группировки НАТО» на чёрном море. Название весьма условное, поскольку у Североатлантического альянса нет собственных вооруженных сил – есть армии стран, членов военно - политического блока, взаимодействующие на основе уставных документов и с помощью коалиционного командования.
    Речь идёт об идее руководства Румынии сформировать на чёрном море объединённую военно-морскую группировку с участием всех черноморских государств (за исключением РФ) по формуле 28+2, то есть с присоединением Украины и Грузии, которые не входят в Североатлантический союз, но тесно взаимодействуют с альянсом в военно -политической сфере. Такая же формула действует в балтийском море с участием Швеции и Финляндии, - не входящих в НАТО.
    Идею Бухареста немедленно поддержал заместитель генерального секретаря НАТО, американский дипломат Александр Вершбоу. Причём. благожелательное отношение Вашингтона к этому плану он озвучил будучи в Киеве.
    В Грузии обратили внимание на проект «черноморского флота НАТО», но официальный Тбилиси пока хранит молчание. Судя по всему, обжегшись на «Anakonda - 2016», грузинское руководство дожидается конкретных решений варшавского саммита, где 28 государств НАТО планируют утвердить программу военно - политического союза на чёрном море с привлечением двух из трёх стран, не входящих в альянс.
    Руководство Грузии понимает, что не смотря на лоббирование данного проекта США и их ближайшими союзниками из числа некоторых восточноевропейских государств (хотя Болгария, например, уже выступила категорически против), принятие соответствующего решения в Варшаве далеко не гарантировано. Поэтому, премьер-министр Георгий Квирикашвили, глава МИД Михаил Джанелидзе и даже министр обороны Тинатин Хидашели, считающаяся наиболее радикально-прозападным политиком, не спешат делать заявления и опережать, тем самым, события. Впрочем, независимые эксперты не сомневаются, что если вопрос всё таки будет реально поставлен, Грузия однозначно выступит «за». Так считает, например, главный редактор военно - аналитического журнала «Арсенали» Ираклий Аладашвили. По его словам «Грузинские ВМС всегда активно участвовали во всех ученьях, проходящих на чёрном море».
    Вместе с тем, возможности Грузии в этом отношении сильно ограничены в результате «пятидневной войны» 2008 года: Во первых, российские сухопутные подразделения, дошедшие до черноморского порта Поти (базы ВМС Грузии), а также ВМС и ВВС РФ уничтожили большинство кораблей, не успевших эвакуироваться в Батуми, то есть в зону, подпадающую под Российско -Турецкие соглашения прошлого века.
    Кроме того, российский военно-морской флот, с тех пор, прочно блокирует все передвижения военно-морских судов с грузинского побережья, не входя при этом в прибрежные воды, то есть не нарушая международного права. Но если суда ВМС Грузии попытаются выйти за пределы прибрежных вод, Москва может сослаться на угрозу для побережья Абхазии и косвенное нарушение Грузией соглашения Саркози - Медведева от 12 августа 2008 года. Не удивительно, что после «пятидневной войны», Американские военные корабли, до того активно посещавшие Поти, перестали заходить в этот порт, нанося «дружеские визиты» только в Батуми.
    Таким образом, активное участие Грузии в проекте «объединенного черноморского флота НАТО» теоретически возможно лишь в форме предоставления инфраструктуры Поти и Батуми для размещения сил альянса. Но это означает, что страны НАТО идут на очень серьезную конфронтацию с Россией, вплоть до таких манёвров и противостояния военно - морских сил, когда речь уже может идти о прямом столкновении. Тем более, что конвенция Монтрё «О статусе проливов» запрещает длительное пребывание в Чёрном море военных судов нечерноморских государств.
    По всеобщему мнению местных экспертов, к такому уровню противостояния у грузинских берегов альянс явно не готов. Поэтому, скорее всего, речь, гипотетически, может идти о расширении зоны реального влияния ВМС государств НАТО лишь до Одессы, которой руководит Михаил Саакашвили. Экс-президент Грузии неоднократно говорил, что был бы рад, если военные корабли альянса разместятся у одесского причала, где находятся суда ВМС Украины. «Это установит мир и поможет увеличению числа туристов в Одессу» - радостно сообщил экс-президент в одном из интервью
    Но если в ходе Варшавского саммита всё таки примут решение о создании «объединённого флота», ВМС Грузии, скорее всего, смогут участвовать в любых манёврах морских сил НАТО в той же форме, как и в «Anakonda - 2016»: символически направив двух-трёх наблюдателей.

        მთელ გვერდზე