Грузия – 2011. На главных фронтах без перемен

        Прошедший год стал для Грузии периодом относительной стабильности. Правда, некоторые оппозиционеры уже называют 2011-й «годом замороженной нестабильности», имея в виду, что ни одна из фундаментальных проблем грузинской государственности не проявляла какой либо динамики к разрешению. Наоборот, некоторые из них лишь наращивали свой разрушительный потенциал.
        В этом качестве эксперты называют, например, неуклонное увеличение количества наступательного оружия в Абхазии и Южной Осетии. В минувшем году Москва подтвердила, что уже разместила в Южной осетии ракеты «Точка - У», новые системы залпового огня, танки Т-90 и не исключает размещения в признанных ею республиках ракет СС-26 «Искандер».
        В то же время, переговоры Тбилиси с западными странами, в том числе США, о закупке оружия (в первую очередь противотанковых и зенитных систем) пока не привели к реальным результатам. США и Европейские страны, охотно договаривающиеся с Россией о продаже наступательных типов вооружения и техники (вертолётоносца «Мистраль»), не спешат отвечать на просьбы Грузии о военно - техническом сотрудничестве. Правда, в конце года, сенат США внёс соответствующую поправку в военный бюджет на 2012 год, но пока неясно, является ли этот шаг действительно корректировкой политики, либо попыткой сохранить лицо, приободрить союзника (активно участвующего в афганской операции) а значит, всего лишь демонстрацией поддержки путём принятия документа, обречённого на президентское «вето», во всяком случае в части, касающейся Грузии.
        Одновременно, Грузия наращивала активность на Северном кавказе. Достаточно вспомнить признание «геноцидом черкесов» событий второй половины 19-го века на северо-западном кавказе и отмену визового режима для жителей Северного кавказа.
        Безусловно, важным событием прошедшего года стала очень рискованная, но успешная спецоперация, которую грузинские «силовики» провели в гальском районе Абхазии, арестовав на территории, контролируемой российскими войсками и доставив для свершения правосудия в Тбилиси, уроженца Абхазии Мераба Колбая, который считается главным исполнителем нескольких терактов на территории Грузии в 2009-2010 годах. В том числе взрыва у американского посольства в сентябре 2010 года. Конечно, если бы грузинские спецназовцы напоролись на патруль российских пограничников, контролирующих грузино-абхазскую границу, это могло привести к очень серьезным последствиям. Но риск есть риск.
        События в Абхазии, в целом, оставались в центре внимания грузинской общественности. Причём, в гораздо большей степени, чем в Южной Осетии. Причина проста: «неожиданностей» в Российско - Абхазских отношениях ждали больше, чем во взаимоотношениях между Цхинвали и Москвой. Никто не ожидал, что в конце года именно Южная Осетия окажется на грани «снежной революции» в результате поражения на президентских выборах кандидата партии власти (поддержанного кремлём) Анатолия Бибилова. А в Абхазии, наоборот: на внеочередных президентских выборах, назначенных после смерти Сергея Багапша, без затруднений победил Александр Анкваб, то есть наиболее приемлемая для России кандидатура.
        И это при том, что 2011-й стал первым годом, когда российско-абхазские противоречия по таким вопросам как трата многомиллиардного российского гранта, возвращение квартир россиянам, покинувшим республику в 1990е годы и автокефалия абхазской церкви, уже не только не скрываются, но открыто обсуждаются на официальном уровне. Грузия попыталась воспользоваться ситуацией, предложив Абхазам некоторую альтернативу в виде «нейтральных паспортов», позволяющих свободно путешествовать по миру и получать социальные гарантии а также медицинскую помощь в Грузии. Но бонусы от сотрудничества именно с Россией настолько велики, что абхазская сторона не стала даже рассматривать грузинские предложения. Тем более, что как прекрасно понимают в Сухуми, Грузия никогда не откажется от требований по возвращению беженцев, а это ключевой вопрос грузино-абхазского урегулирования.
        К весне накалилась ситуация в Тбилиси: оппозиция (воодушевлённая примером «арабской весны») в лице бывшего спикера парламента, Нино Бурджанадзе, попыталась устроить в Грузии новую революцию. Кульминацией недельного противостояния стал разгон митинга на проспекте Руставели. Хорошо обученные и экипированные части спецназначения МВД без труда разгромили формирования «Шепицули», пытающиеся оказать сопротивление при помощи эбонитовых дубинок и пластмассовых Щитов. Основные политические силы, опасаясь усиления Бурджанадзе, не поддержали её начинание. А запад, по сути, счёл легитимным применение силы, не смотря на то, что в результате столкновений погибли четыре человека. В том числе сотрудник полиции. При этом, представители западных государств и международных организаций ссылались на то, что оппозиционеры специально организовали несанкционированный митинг на проспекте Руставели, чтобы сорвать военный парад по случаю дня независимости 26 мая и отказались от предложения властей продолжить акцию в любом другом месте города.
        События на Руставели не помешали проведению на том же проспекте пышной церемонии в связи с мировой премьерой фильма Рени Харлина «пять дней августа» - рассказывающего о кратковременной российско-грузинской войне. Впрочем, по признанию критиков и просто кинолюбителей, фильм знаменитого режиссера оказался явно неудачным в художественном смысле, не смотря на неслыханный по грузинским меркам бюджет в 30 миллионов долларов.
        Несколько недель спустя, «Департамент конституционной безопасности» арестовал личного фотографа президента Саакашвили Ираклия Геденидзе, который использовал служебное положение для того, чтобы беспрепятственно снять шокирующие кадры ситуации на проспекте Руставели после разгона митинга, а затем тайно продал за очень хорошую цену эти фотографии двум своим коллегам из разных фотоагентств. МВД обвинила фотографов по статье УК Грузии «передача иностранной организации незаконно полученных матерьялов, наносящих вред государственным интересам Грузии». То есть, по сути, в Шпионаже. Те признали вину и вышли на свободу, заключив с прокуратурой процессуальное соглашение.
        Вскоре, парламент принял «закон о люстрации», запрещающий бывшим комсомольским и партийным работникам а также осведомителям КГБ СССР занимать посты в государственных структурах.
        Осенью, внутриполитическая ситуация в стране вновь «оживилась». Миллиардер Бидзина Иванишвили заявил о переходе в оппозицию и основал новое общественное движение «грузинская мечта». Его поддержала значительная часть интеллигенции и радикальной оппозиции, уже выступающей не за революцию, а смену власти в результате выборов, намеченных на октябрь 2012 года.
        Иванишвили с его капиталом в 5,5 миллиарда долларов считается самым опасным соперником нынешнего президента и правящей партии «Единое национальное движение». Впрочем, команда Михаила Саакашвили не намерена сдаваться и готова дать бой в ходе выборного цикла 2012-2013 годов. Возможным приемником Саакашвили на посту президента (президентские выборы состоятся в декабре 2913 года) считается мэр Тбилиси Гиги Угулава. Его первой встречей на высшем государственном уровне стала беседа в Баку с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым.
        В конце года, Россия и Грузия наконец достигли компромисса по вопросу вступления РФ в ВТО. Документ, оформленный при посредничестве Швейцарии, каждая из сторон трактует как собственную дипломатическую победу. Впрочем, такая возможность изначально была заложена в формулировках, позволяющих двойное толкование.

მთელ გვერდზე