Ядерное рукопожатие
           
           

            В апреле текущего года, когда некоторые российские и европейские политологи, например немецкий эксперт Александр Рар, всё ещё говорили о «нерукопожатности»  и «международной изоляции» президента Саакашвили (как одном из главных итогов «пятидневной войны»), президент Обама неожиданно пригласил грузинского лидера на очень престижный международный форум: саммит по глобальной ядерной безопасности в Вашингтоне.  Хотя в администрации США не могли не понимать, что президента Медведева наверняка не обрадует перспектива оказаться за одним столом с грузинским коллегой.
            Казалось бы, зачем белому дому и госдепартаменту обижать из за маленькой Грузии партнёра по глобальной «перезагрузке»? А то, что президент России был раздражён, стало ясно уже через день после завершения «ядерного саммита»: Прибыв в Буэнос Айрес из США,  Дмитрий Медведев, - обычно всегда корректный и интеллигентный в высказываниях, - вдруг произнёс беспрецедентно резкую фразу говоря о развитии отношений РФ со странами латинской Америки: «Я надеюсь, это никого не трогает, а если и трогает, то нам на это наплевать!». Между смачным оборотом русской речи явно слышалось накипевшее в Вашингтоне: «А нам тоже не нравится, что вы приглашаете сидеть рядом с нами политика, которого мы считаем главным врагом России».
            Но вскоре стало ясно, почему, не смотря на предсказуемое раздражение Москвы, Обама просто не мог не пригласить в Вашингтон Михаила Саакашвили: в ходе своего выступления, президент Грузии многозначительно заявил, что грузинские спецслужбы пресекли несколько попыток контрабанды высокообогащенного урана. Причём, в последний раз в марте, то есть за несколько недель до вашингтонского саммита.
            По сути, Саакашвили стал единственным лидером, который во время «ядерного саммита» не только произнёс общие фразы о «необходимости укреплять ядерную безопасность» и «усиливать борьбу против угрозы распространения ядерных матерьялов», но сообщил о конкретном примере борьбы. Правда, в подобности вникать не стал, но заметил, что мартовский эпизод - не единственный в истории грузинских спецслужб.
            Естественно, эту историю в Вашингтоне досконально изучили ещё в марте, поскольку МВД Грузии в первую очередь информировало именно американских коллег. А значит отказать президенту Грузии (настойчиво намекающему на свои заслуги), в просьбе присутствовать на саммите – американцы не могли.
            Таким образом, профессионализм грузинского МВД, второй раз за 4 года предотвратившего контрабанду урана, дал возможность главе государства вернутся на сцену большой политики после довольно долгой паузы, действительно наступившей с августа 2008 года. Затем была и встреча с президентом Саркози в Париже и визит в Грузию Хилари Клинтон, но прорыв безусловно наступил именно на апрельском «ядерном саммите».
            А недавно МВД Грузии предало гласности (в том числе через западную прессу)  детали «урановой истории», о которой Михаил Саакашвили упомянул в апреле лишь намеком: в Тбилиси подходит к концу закрытый судебный процесс над двумя гражданами Армении, обвиняющимися в попытке продать на территории Грузии пробную партию (всего 18 грамм) урана, обогащенного до 89 процентов.
            63 летний предприниматель Сумбат Тоноян и 59 летний физик Грант Оханян изъяли из вагона поезда Ереван-Тбилиси заранее припрятанный контейнер (в виде пачки сигарет), в котором лежало 18 грамм урана, обогащённого почти на 90 процентов. В это время грузинские спецслужбы уже проявляли к ним интерес, поскольку неназванный информатор, живущий в Аджарии, ранее предупреждал МВД что Тоноян (бывший бизнесмен, прогоревший на азартных играх) пытался выйти на покупателей урана в Грузии.
            Поэтому, во время предыдущего визита (ещё до марта 2010 года) Тонояна в Тбилиси встретил ещё один агент спецслужб, представившийся потенциальным покупателем «из очень серьезной организации». Первоначально Тоноян просил 8 миллионов долларов за 120 граммов урана, но затем согласился и на полтора миллиона. Причём, «бизнесмен» заметил, что может доставить покупателю ещё большее количество в случае оплаты по «рыночной цене». Следующая встреча должна была состоятся в Марте. Тоноян обещал привезти пробную партию.
            Грузинские спецслужбы не предполагали, что преступники отправят контрабанду стоимостью в полтора миллионов долларов в «свободное путешествие» поездом Тбилиси – Ереван а сами поедут на такси. Задумка была дерзкой и, в то же время, хитроумной: Тоноян и его партнёр – физик Оханян – знали, что ещё в 2005 году все КПП Грузии оборудованы специальными радиочувствительными датчиками. Если бы они дали сигнал на границе, полиция могла найти только «товар» но не контрабандистов. Причём, грант Оханян правильно расчитал, что датчики не смогут обнаружить уран, если его положить в специальный стальной контейнер. Так и произошло.
            Тем временем, самих продавцов спецслужбы ни на минуту не упускали из вида, сопровождали с грузино-армянской границы и арестовали не в момент изъятия контейнера на Тбилисском вокзале, а в момент передачи урана «покупателю». При этом, как мне рассказал источник в МВД Грузии, до последнего момента у агентов не было уверенности, что речь идёт о продаже настоящего высокообогащенного урана а не попытке обмануть «исламиста» – вручив ему поддельный товар. Таки случаи, как подчеркнул мой собеседник, бывали, поскольку у «покупателя» конечно нет возможности сражу проверить, действительно ли речь идёт не просто об обогащенном но именно о высокообогащенном уране.
            В советский период в грузинском городе мцхета была ядерная лаборатория а в Тбилиси работал институт Изотопов. Но следствие изначально исключило возможность того, что речь идёт об уране, произведённом именно в этих местах. Во первых, непонятно, почему и как в таком случае уран мог сначала оказаться в Армении. Кроме того, радиоактивное вещество, изъятое у Тонояна и Оханяна, было другого состава и качества.
            На следствии «ядерные контрабандисты» показали, что достали уран у Гагика Дадаяна – уроженца Армении, который в 2003 году, во время правления Эдуарда Шеварднадзе, уже арестовывался в Тбилиси за попытку провести контрабандой 120 грамм урана. Дадаян был почти сразу выдан Армении и приговорен всего к 2 годам лишения свободы. То есть, в 2005 году уже был на свободе.
            После мартовской истории Дадаяна вновь арестовали в Ереване. Причём, мои собеседники в МВД Грузии дают понять, что «это не была совместная операция грузинских и армянских спецслужб». Тут, по всей видимости, сказывается разница в векторах внешнеполитической ориентации двух соседних стран: уран, изъятый в Грузии, был сразу отправлен на экспертизу в США, где было установлено, что Дадаян добыл его в Новосибирске. По большому счёту, установить происхождение этого вещества не очень трудно, поскольку оно всегда носит с собой след определённой «технологии» и других уникальных признаков места изготовления.
            Впрочем, для грузинских властей вопрос о происхождении урана был изначально ясен. «А как вы сами думаете, где он произведен и обогащён? Ведь ни в Армении ни в Грузии уран не производится и не обогащается» - задал риторический вопрос в беседе со мной руководитель информационного департамента МВД Шота Утиашвили. При этом он напомнил о другой урановой истории, произошедшей в 2006 году и также получившей широкую огласку в западных СМИ: житель Владикавказа, гражданин РФ Олег Хинчагов провёз в Тбилиси (через Южную Осетию) 100 граммов высокообогащенного урана-235  и обещал сотруднику спецслужбы, представившемуся покупателем, привезти ещё несколько килограммов.
            Экспертиза, проведенная специалистами в США, заключила, что уран обогащён в России. Москва назвала обвинения надуманными и отказалась от сотрудничества с Тбилиси по этому делу. Но во время «пятидневной войны», - в ходе переговоров по обмену пленными - представители российского командования и югоосетинских властей всегда включали Хинчагова (отбывающего длительный срок в Тбилисской тюрьме) в обменные списки, но каждый раз получали отказ.
            Таким образом, успешная реформа, проведённая в МВД  Михаилом Саакашвили и достигнутый с её помощью профессионализм спецслужб помогают президенту решить в том числе сложные внешнеполитические задачи и восстанавливать свою легитимность (как партнёра) в глазах западных союзников. А тех, кого в Грузии «ловят за руку», как в случае с разоблачением шпионской сети, или ареста израильских бизнесменов,  пытавшихся всучить взятку высокопоставленному чиновнику, вновь и вновь подводит мираж уже реально несуществующей старой Грузии эпохи Шеварднадзе: несостоявшегося государства со слабыми, коррумпированными и недееспособными государственными институтами.

 

მთელ გვერდზე