Утром мечети, вечером – церкви

            На днях в Батуми произошло примечательное событие: впервые в истории этого региона, в столице Аджарии состоялся довольно многочисленный по местным меркам (около 1500 человек) митинг против восстановления некогда знаменитой мечети Азизе.
            С полной уверенностью можно сказать, что упомянутая акция у памятника грузинского просветителя 19-го века Ильи Чавчавадзе – действительно первая за более чем 130 лет, то есть после событий 1878 года, когда российская империя отвоевала у султанской Турции этот регион с грузинским населением.
            Впрочем, победой России в русско-турецкой войне и заключением Сан - стефанского мира не был разрублен окончательно сложнейший клубок геополитических, этнических и религиозных проблем, дающих о себе знать по сей день.
            Большинство этнических грузин, живущих в Аджарии – мусульмане. Аджарцы поголовно приняли ислам после того, как эта провинция некогда единого грузинского царства Багратидов, с 16-го века отошла к турецкой империи. Тем не менее, как уверял меня главный организатор действа – местный активист Мурман Думбадзе «в акции против строительства мечети приняли участие не только христиане, но и мусульмане, живущие в Батуми и других регионах Аджарии».
            Казалось бы, парадокс. Однако, на самом деле, митинг в Батуми проявил важный нюанс идентификации современных грузин: аджарцы, хотя и исповедуют ислам, но этнически идентифицируют себя с грузинским народом. А мечеть Азизе ими воспринимается не как культовое сооружение (действующих мечетей в Аджарии немало) а символ султанской Турции, где они были оторваны от своей родины.
            Тем не менее, тонкая материя этнической и религиозной идентификации в данном случае перекрыта фактом проявления религиозной нетерпимости: мечеть Азизе простояла в Батуми несколько веков, прежде чем была разрушена коммунистическими властями под предлогом застройки города. По всеобщему мнению, она была блестящим образцом исламского зодчества султанской эпохи. Тем не менее, участники акции протеста заявили, что восстановление Азизе недопустимо, поскольку «может спровоцировать реанимацию претензий Турции на этот грузинский регион».
            Между Москвой и Анкарой до сих пор действует соглашение 1921 года, по которому, стороны гарантируют безопасность и автономию Аджарии в составе Грузии. Именно поэтому, российские войска и остановились у реки Чолок в августе 2008 года, не войдя на территорию Аджарии. Затем батумцы неоднократно рассказывали мне, что у побережья автономии постоянно курсировала целая армада турецких кораблей. В том числе десантных судов с отрядами морских пехотинцев, готовых вмешаться в ситуацию в случае дальнейшего продвижения российского контингента. Но в Москве, судя по всему, и не думали нарушать российско-турецкое соглашение, не смотря на явное искушение вернуть в Аджарию пророссийского правителя Аслана Абашидзе, изгнанного Михаилом Саакашвили в результате майской революции 2004 года.
            В остальном, мир в этом прекрасном уголке земли сохранялся до последнего времени, когда в прессу просочились данные о готовящемся грузино-турецком соглашении «по сотрудничеству в сфере охраны и защиты памятников истории и культуры».
            Соглашение до сих пор засекречено, словно договор о поставках стратегического оружия. Получить его легальным путём невозможно. Однако из источников, близких к министерству культуры удалось узнать суть документа: Грузия обязуется разрешить работы по восстановлению в Батуми мечети Азизе а также несколько других мечетей в Аджарии и Самцхе-Джавахети (эта грузинская провинция также входила в состав Турции до 1829 года а Анкара, в свою очередь, разрешит проведение работ по восстановлению трёх грузинских церквей (Ошки, Хандзта, Ишхани) средневекового периода на востоке Турции. Они были построены ещё в византийскую эпоху и давно перестали выполнять основную функцию: вокруг просто не осталось христианского населения.
            Со временем, все три церкви пришли в запустение и даже оказались перед угрозой полного разрушения. В советскую эпоху грузинские учёные к ним не могли даже приблизится, но нынешние союзнические отношения между Тбилиси и Анкарой позволяли надеяться на компромисс. Его и планировалось оформить в виде соглашения между министерствами культуры двух стран.
            Причём, речь о восстановлении Церквей и Мечетей как культовых сооружений не идёт: Они рассматриваются лишь в качестве исторического наследия. Другими словами, даже если Ошки, Хандзта и Ишхани вернут первозданный вид усилиями реставраторов, церковные колокола там не зазвенят. Также как батумцы не услышат призывов муллы с минарета Азизе. То есть, администрации премьера эрдогана и президента Саакашвили рассматривали соглашение как исключительно светское – не выходящее за рамки сохранения культурного наследия.
            Документ уже был завизирован полномочными представителями сторон. Однако Каталикос - патриарх Грузии Илья второй, пользующийся в стране огромным влиянием, направил властям письмо и потребовал отказаться от идеи восстановления мечети, указав при этом на объективный конфликт интересов: вокруг храмов в Турции давно нет паствы а мечеть, восстановленная (точнее, вновь построенная) в Батуми будет звать аджарцев не в ислам а в турецкое государство.
            Таким образом, клубок, лишь частично разрубленный в 19-м веке российским оружием, вновь завязался самым тугим образом до такой степени, что оба «европейских государства», забыв свою приверженность европейским ценностям, ведут открытый торг по принципу «вы нам церкви а мы вам – мечети», тогда как даже в условиях, когда некоторые европейские политики высказывают сомнение в результативности политики мультикультурализма, нормальный, европейский подход всё таки исключает любой торг по поводу целесообразности сохранения культурного наследия на собственной территории.

მთელ გვერდზე