Зеркальное отражение

        Не смотря на сокращение «оранжевого пространства» на территории бывшего СССР до размеров собственно Грузии, президент Саакашвили не оставляет попыток противопоставить программе российских властей собственный проект модернизации, который, по его мнению, может и должен стать примером для всех стран, некогда входящих в «союз нерушимый». В том числе РФ.
        Тем более, что, по словам Михаила Саакашвили, ему «удалось осуществить этот проект даже на Кавказе, а ведь никто не верил, что в этой части мира возможно построение современного государства».
        Именно в рамках конкуренции «проектов нациестроительства», грузинский лидер всё чаще встречается с представителями российской оппозиции, демонстрируя тем самым, что если Владимир Путин контактирует с его непримиримыми противниками (Нино Бурджанадзе и Зурабом Ногаидели),  то официальный Тбилиси, со своей стороны, находит в Москве партнёров – столь же неудобных для кремля.
        Среди российских партнёров президента Саакашвили - Гари Каспаров, Валерия Новодворская, Константин Боровой и Андрей Илларионов. Их Михаил Саакашвили пригласил послушать своё ежегодное послание «о положении страны». В ложе для почётных гостей также сидели известный журналист, глава «Центра экстремальной журналистики», Олег Панфилов (недавно получивший грузинское гражданство) и диссидент советской эпохи Владимир Буковский.
        Олег Панфилов (как и вдова экс-президента Ичкерии, Алла Дудаева) стали лицами «первого кавказского телеканала»,  созданного властями именно для того, чтобы, согласно заявлению Саакашвили, «рассказать россиянам о Грузии и успех грузинской реформации». В интервью slon.ru Олег Панфилов подтвердил: «Моя главная цель - рассказать россиянам о жизни в Грузии и грузинских традициях».

Советник двух президентов

        В ходе выступления в парламенте, президент особо поблагодарил бывшего советника Владимира Путина, Андрея Илларионова, который наряду с Кахой Бендукидзе является автором «Акта экономической свободы»,  презентованной главой государства осенью прошлого года в ходе предыдущего выступления в законодательном органе.
        Тем самым, Саакашвили как бы предоставил одному из убеждённых оппонентов российского премьера возможность поучаствовать в осуществлении (хотя бы в Грузии) программы, которую бывшему советнику не удалось воплотить в жизнь в России.
        Сам Андрей Илларионов неоднократно говорил в интервью грузинским СМИ, что меры по снижению дефицита государственного бюджета, конституционное установление её «потолка» на уровне 3-х процентов, законодательное ограничение госдолга и снижение расходов он считает оптимальной моделью в том числе и для России.
        Кроме того, если грузинские оппозиционеры, в ходе встреч с Владимиром Путиным, обвиняют Михаила Саакашвили в развязывании войны и принимают российскую версию событий 08 08 08, то Андрей Илларионов (как и другие российские оппозиционеры) неоднократно высказывались за грузинскую версию, согласно которой, Грузия лишь отреагировала на крупномасштабную провокацию: обстрелы грузинских сёл Южной Осетии со стороны Цхинвали, в результате чего, в ночь на 7 августа 2008 года, в селе Авневи погибли мирные жители и два грузинских миротворца. 

Сходства и различия

        Провластные СМИ в Грузии всячески пытаются преподнести российских оппозиционеров как «зеркальное отражение» грузинских коллег. Действительно, если сравнить их рассуждения о демократии, свободе слова, правах человека, состоянии экономики в своих странах, они очень похожи, почти идентичны.
        Причём, что интересно, российские и грузинские оппозиционеры между собой принципиально не общаются. Экс-премьер Зураб Ногаидели назвал гостей Михаила Саакашвили «маргиналами, не пользующимися никаким влиянием у себя на родине». Но и Валерия Новодворская, со своей стороны, характеризует экс-спикера парламента и бывшего премьера как «рабов путина, ищущих его поддержки против собственной страны».
        Однако заметны и различия. Например, российский президент вряд ли пригласит Нино Бурджанадзе и Зураба Ногаидели в ложу для почётных гостей во время своего выступления перед палатами федерального собрания. Наблюдатели отмечают и разницу в возможностях грузинской и российской оппозиции: Трудно представить, чтобы оппоненты Медведева и Путина проводили на красной площади трехмесячные акции протеста (как это было в Грузии весной прошлого года), при этом перекрывая площадь символическими клетками - в знак протеста против «царящего в стране произвола и нарушения прав человека».
        Кроме того, Владимир Путин вряд ли воспользуется услугами кого либо из грузинских политиков при подготовке ежегодного доклада.
        Наконец, грузинских оппозиционеров всё таки принимал не президент Медведев а премьер-министр Путин, тогда как все российские оппозиционеры неоднократно встречались с грузинским лидером в его рабочем кабинете. Михаил Саакашвили не скупился на лестные слова. Каждого в отдельности и всех вместе он называл «представителями настоящей России, которую в Грузии по прежнему любят и уважают».
        Возможно, тем самым, глава «грузинской реформации» пытается продемонстрировать, что если Путина с Бурджанадзе и Ногаидели связывают лишь прагматичные соображения смены власти в Грузии (в том числе революционным путём), то он дружит с российскими оппозиционерами исключительно на основе общих ценностей, победа которых (в России) возможно только в результате волеизъявления самого российского общества.
        Ведь не грузинские танки стоят в тридцати километрах от Москвы, а российские – в тридцати километрах от Тбилиси.

მთელ გვერდზე