Команды президента и премьер - министра Грузии договорились о преемственности внешней политики

    На днях грузинский парламент принял резолюцию «об основных направлениях внешней политики». Примечательно, что за документ проголосовали не только депутаты от правящей коалиции «Грузинская мечта» (ГМ) но и представители президентской партии «Единое национальное движение» ЕНД. Консенсус стал итогом долгих дискуссий, парламентских дебатов, даже взаимных оскорблений и обвинений, но окончательное решение подтвердило, что как это не странно, разногласий стратегического характера между ГМ и ЕНД нет. Споры касались лишь тактических вопросов, некоторые из которых имеют существенный характер, однако кардинально не влияют на внешнеполитический курс государства.
    Президентская партия настаивала на внесении соответствующих изменений и дополнений в конституцию, но поскольку это долгая и кропотливая процедура, в конце концов стороны согласились, что для преемственности внешней политики достаточно парламентской резолюции. В юридическом смысле, она не носит обязательный характер. Тем не менее, её политическое значение столь велико, что правительство Иванишвили вряд ли посмеет идти наперекор. Тем более в условиях, когда команда Саакашвили «дышит ей в затылок», не желая мирится с новой ролью «маргинального игрока» на грузинской политической сцене.
    Согласно документу, главными задачами внешней политики страны являются «создание гарантий безопасности, защита независимости и суверенитета, деокупация территорий и восстановление единства страны в международно признанных границах». То есть ровно то, что считали своим приоритетом президент Саакашвили и его команда.
    Правительство Иванишвили полностью перенимает и второй приоритет прежних властей, который тесно связан с задачей по защите и укреплению суверенитета: «Интеграция в европейские и евроатлантические структуры, - членство в ЕС и НАТО». С этой целью «Грузия предпримет дальнейшие шаги по строительству и усилению демократических институтов, установлению системы управления, основанной на верховенстве права и прав человека, обеспечению необратимости устойчивого экономического развития. Грузия не станет членом тех международных организаций, политика которых противоречит указанным приоритетам».
    Последний тезис наиболее интересен. В нём начинают проявляться тактические различия власти и оппозиции: президентская партия предлагала следующую формулировку: «Запрещено вступление Грузии в такие организации, как СНГ, ОДКБ, Евразийский союз, Таможенный союз и другие постсоветские межгосударственные политические, экономические и оборонные объединения, в которых доминирует РФ». От столь жёстких формулировок депутаты отказались, но если внимательно прочитать тезис, связывающий вступление в НАТО и ЕС со средствами достижения этой цели, то окончательный вариант, по сути, означает то же: Грузия никогда не вступит в СНГ, таможенный союз и евразийский союз, даже если её пригласят в эти постсоветские объединения.
    Следующий пункт гласит, что Европейский и евроатлантический курс внешней политики Грузии «служат устойчивому демократическому развитию, безопасности страны и не направлены против какого-либо государства». Но вопрос вступления в НАТО уже как бы считается решённым: «Задачей ближайшего периода является достижение соглашения о модальностях и сроках» - подчёркивается в резолюции. И в этом проявляется главная схожесть внешнеполитических подходов двух команд: ни одна из них не желает признавать, что дальнейшее расширение НАТО на восток – это вовсе не проблема «модальности и сроков» а фундаментального осложнения отношений североатлантического альянса и России, к чему запад явно не готов, да и не видит в этом ни малейшей необходимости, как и резона в нынешней исторической и геополитической ситуации.
    Кроме того, между строк тезиса читается «наивная» вера новых властей во главе с Иванишвили, что исток трагических осложнений в российско-грузинских отношениях, в неправильной тактике, избранной Михаилом Саакашвили и его недипломатической риторике, либо конкретных эмоционально - импульсивных решениях, а не в общей стратегии грузинских элит за весь период государственной независимости.
    Ничем не отличается позиция сторон и по вопросу участия в международных миротворческих операциях, читай: в операции НАТО в Афганистане: «Внесение Грузией вклада в международные миротворческие, полицейские и гражданские операции является одним из важнейших компонентов защиты национальных интересов». Несколько витиеватая формула повторяет неоднократно озвученный президентом тезис о том, что воюя в Афганистане, Грузия защищает свои национальные интересы, поскольку повышает у западных государств мотивацию окончательно «не сдавать» её России. Новый министр обороны страны. Ираклий Аласания подтвердил: грузинский контингент, являющийся самым крупным среди стран – не членов НАТО, останется в Афганистане и после 2014 года, то есть формального завершения операции ISAF.
    С соединенными Штатами Америки Грузия намерена вести отношения в соответствии с «хартией стратегического партнерства», оформленной уже при президенте Обама. В ее рамках рассматриваются четыре основных направления: сотрудничество в области обороны и безопасности; сотрудничество в сферах экономики, торговли и энергетики, достижение соглашения о свободной торговле; усиление демократии; углубление отношений между народами, в том числе достижение соглашения по безвизовому режиму. Причём «выполнение соглашений с США, и ЕС, как главными стратегическими партнёрами, Грузия рассматривает в качестве обязательства перед собственным обществом». Это чёткая ссылка на результаты референдума 2008 года о вступлении в НАТО.
    Что касается России, то согласно резолюции «Грузия ведет диалог с РФ в рамках проходящих в Женеве международных механизмов по безопасности на кавказе, а также в двустороннем формате. Целью диалога является урегулирование конфликта, формирование добрососедских отношений и их развитие». При этом, согласно пункту 12 «Грузия должна способствовать сближению на Южном Кавказе интересов США, ЕС и России». Примечательно, что предыдущий вариант этого пункта, разработанный правящей коалицией, гласил: «Грузия не должна впредь становится проблемой и «камнем преткновения» во взаимоотношениях между Россией, США и ЕС». Но данная формулировка вызывала бурно-негативную реакцию «националов» и от неё пришлось отказаться.
    Особое внимание уделяется «расширению двусторонних политических и экономических отношений с Азербайджаном, Турцией и Арменией. Для этих стран Грузия должна стать пространством по реализации взаимовыгодных политических и экономических отношений и бизнес - возможностей».
    Не забыто и северокавказское направление: «Отношения с северокавказскими народами будут основываться на историческом опыте добрососедства, культурного и гуманитарного сотрудничества и традиции» - говорится в резолюции.
    Наконец, пункт 18 чётко формулирует позицию страны по вопросу восстановления дипломатических отношений с РФ: «Грузия не может иметь дипломатические отношения с теми государствами, которые признают независимость Абхазии и Цхинвальского региона/Южной Осетии» - прописано в документе. Тем самым, зафиксирована «красная линия», переход которой не представляется возможным при любой конфигурации власти в Тбилиси, если эту конфигурацию составляют политические субъекты, почти единогласно принявшие резолюцию, по сути, о преемственности внешнеполитического курса президента Саакашвили.

მთელ გვერდზე