Сельское хозяйство Грузии – в чём причина упадка?

        За последние годы кто только не писал о грузинских реформах. Известные авторы даже публикуют солидные труды под общим названием «почему у Грузии получилось». Речь идёт о том, что команде Михаила Саакашвили действительно многое удалось за последние 7 лет. В качестве наглядной иллюстрации достаточно сказать, что государственный бюджет страны после 2003 года вырос в восемь раз! К концу эпохи Шеварднадзе он составлял всего лишь 500 миллионов долларов а сейчас приближается к четырём миллиардам. Неуклонно растёт ВВП, в том числе в расчёте Per Capita. Правда, данный показатель пока не дотягивает не только до азербайджанского (10 900 долларов) но и до армянского (5 700 долларов) уровня, составляя лишь 4 900 долларов на душу населения. Впрочем это ещё можно объяснить тем, что Азербайджан вырвался вперёд благодаря доходам от продажи «чёрного золота» а Армения (в отличии от Грузии) пользуется преференцией свободного выхода на российский рынок.
        Но если проанализировать ситуацию в системообразующей отрасли – сельском хозяйстве – невозможно не придти к объективному выводу, что кризисные явления в экономике страны в ближайшее время могут подорвать саму основу государственности. Этот вывод не покажется преувеличенным, если посмотреть на простые (от этого не менее ужасные и шокирующие) цифры развития процессов именно в сельском хозяйстве.
        Итак, в прошлом году, по сравнению с 2003 годом, доля сельского хозяйства в ВВП уменьшилась в 2,3 раза! Если же сравнить с 1996 годом, сокращение ещё катастрофичней – в 4 раза!!! Сегодня она составляет всего 8,3 процента от общего объёма валового внутреннего продукта. В сельском хозяйстве Грузии заняты 57 процентов трудоспособного населения и 63 процента от занятых в экономике в целом. При этом безработица на селе увеличилась с 20 процентов в 2003 году до 26.4 – в прошлом. Один труженик села в Грузии создаёт в месяц «добавочной стоимости» всего на 70 долларов. Тогда как прожиточный минимум на взрослого трудоспособного человека – 77 долларов. Последние цифры настолько позорны, что даже не нуждаются в комментариях.
        Но есть, казалось бы, просто умопомрачительные, необъяснимые вещи, которые, на первый взгляд, не поддаются рациональному объяснению. Вот например: по последним данным, лишь 28 процент производимой на селе продукции приобретает «товарный вид», тогда как остальные 72 процента – натуральное хозяйство. Говоря по другому, сегодня, когда в стране царит частная собственность, когда можно приобрести, заложить, продать землю, использовать наёмный труд и так далее и тому подобное, уровень «отоваривания» производства на селе ниже, чем в советский период с её колхозами и запретом частной собственности! Многие из нас помнят, что «приусадебные участки» и «подсобные хозяйства» в СССР предназначались не для снабжения рынка (которого тогда и в помине не было – не путать с «базаром») а как раз для прокорма семьи. Но в те времена 82 процентов произведённой продукции попадало на базар и всё таки включалось в своеобразные «товарно - денежные отношения», тогда как сегодня, в эпоху «свободного рынка» - всего лишь 18 процентов!!!
        Вообще то цифры вещь упрямая и, глядя на них, невозможно не придти к обидному и даже оскорбительному для грузинских либералов и либертарианцев выводу, что коммунистическо - колхозный гнёт в Грузии обеспечивал производства больше продукции для тогдашнего «квази - рынка», чем современные рыночные отношения.
        Невероятно? – но ведь факт!
        Ещё раз приведём те же поразительные цифры но уже в «исторической динамике»: уровень отоваривания сельхозпроизводства в 1989 году – 82 процента, 1998 – 22% и в 2010 – всего 18%.
        Вывод однозначен: речь идёт не просто об упадке, но о деградации сельского хозяйства в стране!

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - --

        Общепризнанным индикатором считается условная способность одного сельского труженика прокормить столько то жителей страны. В Европе это показатель составляет десятки человек. То есть, например, один голландский или немецкий фермер «кормит» своей продукцией от 20 до 30 человек. А один грузинский крестьянин сегодня «кормит» всего 4,2 человека. В 1988 году – 7 человек. Но если при этом учесть и такой показатель, как объём добавочной стоимости, получается, что на самом деле грузин, живущий на селе, еле способен прокормить сам себя и если бы не другие виды деятельности на селе (торговля, обслуживание) он, по просту, умер бы с голода!
        Ни по одному из видов сельхозпродукции (от молока и мяса до пшеницы и картофеля) Грузия не способна себя самостоятельно обеспечить. Естественно, импорт растёт чуть ли не в геометрической прогрессии, увеличивая и без того циклопический дефицит торгового баланса страны. При этом, доля импортной продукции в «продуктовой корзине» простого тбилисца составляет 3/4. Неудивительно, что уровень инвестиций в село, по сравнению с их общим объемом, за последний год составил всего 1,8 процента - создаётся «замкнутый порочный круг» депрессивности сельского хозяйства и её инвестиционной непривлекательности. Обратим внимание ещё на один показатель «депрессии»: 97 процентов посевных в Грузии приходится на частные хозяйства и лишь 3 процента – на предприятия.
        Читатель может устать от нагромождения цифр, поэтому сразу перейдем к первичным выводам: деградация сельского хозяйства Грузии, в первую очередь, вызвана невероятно низкой производительностью труда. Причём производительность труда по сравнению с советским периодом упала в целых 7 раз!!! Что же получается? в колхозах грузины работали лучше чем в свободной стране с частной собственностью и либеральной экономикой?! Да, причина упадка сельхозпроизводства в низкой производительности труда. Но в чём причина самой этой «причины», то есть низкой производительности труда на селе?
        Какие только аргументы власти и эксперты не приводят, чтобы оправдать или хотя бы объяснить создавшееся ужасное положение: это и недостаток тракторов (то есть та же мечта о «машинно-тракторных станциях» и колхозах времён СССР – ну так зачем же тогда коммунистов свергали?), и недостаточное финансирование из «центра» (но центр то уже Тбилиси а не Москва), плохие дороги, дураки-агрономы и так далее и тому подобное.
        Однако тут возникает каверзный, но вполне естественный вопрос: почему, при тех же трудностях, производительность труда на селе в Азербайджане и Армении значительно (если не на порядок) выше, чем в Грузии а сельское хозяйство в этих странах со схожей «историей вопроса» явно развито лучше, чем в Грузии с её либеральными реформами, «актом об экономической свободе», то есть конституционным ограничением бюджетного дефицита, низкими налогами, «сингапурским» подходом к бюрократическому администратированию, отсутствием коррупции, невмешательством государства в дела частного предпринимательства?
        Кстати сказать, под давлением оппозиции, грузинские власти были вынуждены нарушить собственные принципы и всё таки выделить на нужды сельского хозяйства т.н. «льготные кредиты» на сумму в 70 миллионов долларов. Но никакого улучшения не произошло – воз и ныне там.
        В чём же причина этого бедствия? А причина конкретна, хотя и очень, очень неполиткоректна.
        - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

            Недавно в Тбилиси я поймал такси и разговорился с водителем, - молодым человеком лет 30, - полным сил, радости жизни и здоровья. Ругая власть по чём свет, он посетовал, что живёт в Гардабанском районе Кахетии, владеет обширным участком земли, но чтобы прокормить семью вынужден заложить дом, купить машину и заниматься частным извозом в столице.
        - «а как же земля? Ведь это Кахетия, там ведь несколько урожаев за год можно получить» - задал я логичный (как мне казалось) вопрос.
        - «ну . . . . . нанять работника, чтобы обрабатывал землю и ухаживал за ней, очень дорого, мизер мне остаётся» - ответил водитель
        - «Так работай сам, - создай ферму, пожинай урожай» - наивно посоветовал я.
        И тут произошло неожиданное. Молодой человек посмотрел на меня так, якобы я его обругал, как пишут в полицейских протоколах «в направлении матери» и с явным гневом процедил сквозь зубы: «Не буду же я руки о землю марать! Ты бы сам стал копаться в земле?»
        Замечу, что таксист был одет по последнему крику моды и машина (такси) у него классная – т.н. «глазастый Мерседес».
        Вот оно что! Значит отцовский дом готов заложить, таксистом работать (понятное дело, - баранку «Мерседеса» крутить престижнее, чем «в земле копаться») но «руки марать» ни за что не желает. Помню, бывший губернатор региона Кахети (одной из самых благодатных земель на всём большом Кавказе), покойный Георгий Арсенишвили, как то с горечью заметил: «ежедневно сотни людей приходят, сетуют на безработицу и просят помочь найти работу. Но вот удивительная вещь: в Кахетии живут десятки тысяч армян и азербайджанцев. Не помню ни одного случая, чтобы они обратились ко мне с такой просьбой и посетовали, что им нечем заняться».
        Таким образом, если кратко подытожить, можно с полной уверенностью сказать: главная причина деградации грузинского сельского хозяйства кроется не в экономических а социо -психологических особенностях общества. И до тех пор, пока эти особенности будут сохранятся, никакие «льготные кредиты», никакие тысячи тракторов, закупленных в Белоруссии, делу не помогут. Более того, дотируя сельское хозяйство вопреки собственным принципам либертарианства и невмешательства государства в экономику, то есть помогая тем, кто работает плохо и не хочет жить в условиях суровой, но справедливой конкуренции, власти лишь консервируют ментальную проблему и потакают разрушительным процессам.
        Недавно Михаил Саакашвили выступил с инициативой переселения в Грузию тысяч знаменитых фермеров – буров из Южной Африки. Примечателен его основной довод: «Буры научат грузин, что работать на селе – престижно». Это значит, что Саакашвили «зрит в корень» проблемы, но, как не удивительно, в данном случае ему не хватает смелости сказать всю правду.
        А Буры стали лучшими в мире лишь потому, что в течении жизни нескольких поколений надеялись только на бога и собственный фанатичный труд.
        Труд на матери-земле, как молитву!

მთელ გვერდზე