Как Франция удочерила Грузию

        Президент Франции, Николя Саркози прибыл в Тбилисский аэропорт на 50 минут раньше запланированного программой его визита в Грузию. Эта «протокольная деталь» сразу обратила на себя внимание наблюдателей. Вообще то, в дипломатии часто бывает, когда президент, в ходе регионального турне сразу по нескольким государствам, опаздывает с приездом. Ну, мало ли: переговоры могут затянутся или официальный обед может оказаться слишком вкусным и приятным. Но вылет из Азербайджана на час раньше запланированного наталкивает на мысль, что визит Саркози в баку был менее успешным чем в Ереван. Наверняка по той причине, что Азербайджанским руководителям явно не понравились слова президента Франции о необходимости признания Турцией геноцида армян.
        Впрочем, нам эта деталь интересна лишь тем, что она явно повлияла на эмоциональное состояние Михаила Саакашвили: когда президенту сообщили, что самолёт Саркози уже вот вот приземлится, он был настолько далеко от аэропорта, что чуть не опоздал и ему даже пришлось бежать по красной дорожке в момент, когда высокий гость из Франции уже сошёл с трапа, смущённо оглядываясь по сторонам и размышляя, кому пожать руку. Причём, Миша так волновался, что в спешке забыл снять солнцезащитные очки, сообразив сорвать их с лица резким движением лишь за секунду до того, как протянул руку для приветствия главе французского государства.
        Но этот маленький конфуз сразу забылся, как только кортеж президентов приблизился к центральной «площади свободы», где их ожидали сотни тысяч Тбилисцев. В течении двух дней, все грузинские телеканалы призывали горожан придти на митинг, чтобы «приветствовать великого европейского лидера». Людей действительно было больше, чем когда либо на этой площади, если не считать «революции Роз» и выступления Джорджа Буша  10 мая 2005 года. Тбилисцы приходили семьями за несколько часов до события. Причём им приходилось пройти тщательную проверку металодетекторами. 6 лет назад одному Тбилисскому маньяку всё таки удалось бросить в Буша гранату, которая, к счастью не разорвалась в стотысячной толпе.  На этот раз полиция запретила проносить не только бутылки с водой, зажигалки и перочинные ножи, но и фотоаппараты.
        Запрет фотографировать президентов по определению не мог исходить от грузинской стороны, заинтересованной в том, чтобы граждане имели максимальную возможность запечатлеть для семейных альбомов историческое событие. Как оказалось, запрет на фото было категорическим требованием службы безопасности президента Франции, по одной ей (службе) ведомым соображениям.
        А чтобы площадь выглядела фотогеничной, сотрудники муниципалитета прикрыли огромными банерами все строящиеся здания, выходящие на площадь и украсили разноцветными государственными флагами огромную статую святого Георгия, стоящую в самом центре. Это наверняка станет поводом для очередного «недоразумения» между светскими властями и грузинской православной церковью, которая, в своё время, выступила с резким протестом против воздвижения в центре города творения Зураба Церетели, сочтя его монумент «богохульством».
        Перед началом митинга, Гимны двух стран исполнила молодая певица Софико Нижарадзе. Она была одета в томное платье – точную копию одного из нарядов первой леди Франции Карлы Бруни. И эта деталь явно не ускользнула от Николя Саркози, - наблюдавшего за хорошенькой фигурой Софико со снисходительной улыбкой. Внимание многотысячной мужской аудитории так взволновало певицу, что она спела «Марсельёзу» - с её «боевым кровавым текстом» - в стиле и с жестикуляцией романтической песни о любви.
        Выступления Михаила Саакашвили и николя Саркози на митинге стало одновременно единственным и главным событием визита.
        Президент Грузии заявил, что Грузия – это Европа, её ценностный выбор окончателен и неизменен: «Во время большевистской агрессии Европа нас оставила один на один с врагом, но сегодня лидер сильнейшей европейской нации стоит рядом снами для защиты нашей независимости».
        Понятно почему Саакашвили считает именно Францию «сильнейшей европейской нацией». Во первых, у германии, при всей её экономической мощи, нет ядерного оружия а во вторых, позиция Берлина в ходе «пятидневной войны» была менее внятной, чем Парижа.
        «Очень часто сильный враг ломился в ворота нашего города. Но очень редко у нас была возможность открыть эти ворота для сильного друга, который пришёл не для того, чтобы отнять у нас свободу а чтобы защитить её» - эмоционально воскликнул оратор под бурные аплодисменты - «в 2008 году танки не вошли на эту площадь не потому, что завоеватель проявил добрую волю а потому, что грузинский народ бы един, пятая колонна не посмела пикнуть и наши друзья, в первую очередь Николя Саркози, встал рядом снами. Тёмные силы не смогут свернуть нас с выбранного пути. Грузинский народ уже сделал свой окончательный европейский выбор: Мы - европейцы».
        Затем к трибуне подошёл президент Франции. Сразу стало ясно, что хозяева предусмотрели буквально всё до мельчайших подробностей. Например, как обеспечить должную реакцию многотысячного митинга, если абсолютное большинство участников ни бельмеса не понимают по французски? Не раздать же всем по наушнику, чтоб они слушали синхронный перевод? Зато на площади установили огромные экраны, на которых речь французского гостя выводилась крупными буквами. Так что, митинг реагировал «правильно» и в нужные моменты.
        Речь Николя Саркози вполне можно внести в учебники по дипломатическому искусству. Он умудрился с одной стороны обвинить Россию в оккупации, не произнеся этого термина, («у вас отняли часть вашей страны и это так же больно как ампутация руки»). Раскритиковал Москву за невыполнение соглашения Саркози - Медведева («Вопреки всякой логике и с игнорированием взятых на себя обязательств, военные силы не только остались, но были усилены по другую сторону административной границы Грузии с Абхазией и Южной Осетией»), призвал Абхазов и Осетин вернутся в лоно единой Грузии («развитие вашей страны убедит их в том, что им предпочтительнее жить рядом с грузинскими соотечественниками, вместо того, чтобы быть порабощёнными и изолированными псевдогосударствами»), обещал никогда не признавать итогов августовской войны «Франция не мирится с итогом, который наступил в результате тех событий. Франция и Европа по прежнему поддерживает независимость и территориальную целостность Грузии»), потребовал от Российского руководства публично взять на себя обязательство больше не воевать с Грузией («Президент Саакашвили заявил с трибуны Европарламента, что никогда не применит силу для разрешения конфликта - восстановления юрисдикции Грузии в Абхазии и Южной Осетии. Другие подписанты соглашений 12 августа и 6 сентября также должны взять на себя аналогичные обязательства»), тонко отреагировал на сенсационную статью Владимира Путина об «Евразийском Союзе» («Советский Союз остался в прошлом и он не может быть реанимирован политикой «сфер влияния»), но, в то же время призвал грузин примирится с великим северным соседом, приведя в качестве примера трагическую историю Германо-Французских отношений от Бисмарка и Луи Наполеона до Гитлера и Петена: «Не одна страна не знает лучше Франции, что значит расчленение родины. Но Франция Шарля Де Голля и Германия Конрада Аденауэра смогли примирится после трёх кровопролитных конфликтов» – заявил президент -. «Сегодня Германия и Франция – искренние друзья. Я призываю Россию и Грузию пойти по тому же пути, поскольку противостояние – это не ваша судьба. Франция считает россию другом, поскольку судьбы наших стран переплетены. Мы вместе обеспечиваем безопасность Европы. Грузия и Россия также должны стать друзьями».
        В конце выступления, Николя Саркози кратко, но очень остроумно ответил на главный вопрос, витавший над «площадью свободы» и выражающийся в плакатах на французском языке: «Господин президент, станьте гидом Грузии для вступления в Европейский Союз!». Оглянувшись на красивые здания, древние Церкви и уютные Кафе, французский гость произнёс фразу, которая наверняка станет главным аргументом Михаила Саакашвили для обоснования правильности своего курса: «Находясь в Грузии, чувствую, что нахожусь в Европе!».
        Самолёт президента Франции ещё не успел покинуть воздушное пространство Грузии, как Михаил Саакашвили заявил выступая в эфире телекомпании Рустави 2: «Итогом визита Николя Саркози стало то, что Франция, с сегодняшнего дня удочерила Грузию. А история человечества доказывает, что если Франция за что то всерьез берётся, то обязательно доводит дело до конца».
        Важно понять, что «удочерить» - это привычное выражение Саакашвили, когда он говорит о чём то сакральном. Например, Миша неоднократно признавался, что «удочерил Батуми». То есть лелеет и. любит, как маленькую дочь.

მთელ გვერდზე