Год выбора

        «Не пой красавица при мне ты песен Грузии печальной . . . .» - слова гениального поэта точно передают общественную атмосферу, царящую в Грузии. Причём она уже традиционна. Александр Пушкин потому и стал «нашим всем», что лучше и точнее всех видел (замечал) исконные, непреходящие свойства вещей.
        2009 год для Грузии был не менее тяжёлым, чем предыдущий, поскольку именно в этом году общество начало осмысливать и понимать всю тяжесть и катастрофичность трагедии, постигшей страну в результате «августа».
        Не случайно, именно в 2009 году (а не сразу после пятидневной войны) оппозиция смогла вывести на улицы сотни тысяч своих сторонников с единственным требованием – отставки президента Саакашвили.
        Первый митинг, в сакральный для Грузии день – 9 апреля (ровно 20 лет спустя после гибели невинных людей в столкновениях с частями внутренних войск СССР), на проспекте Руставели, вновь собрал сотни тысяч граждан, чтобы сказать президенту «Уходи!». Сказать с тем же рвением, как и в ноябре 2003 года, когда Михаил Саакашвили («наш миша») на той же волне народного протеста и восторга был буквально на руках внесён в здание парламента а значит во власть.
        Однако нынешним акциям протеста явно недоставало энергии а её участникам – пассионарности. И дело тут не в численности митингующих, либо нерешительности оппозиционных лидеров, их разобщённости, или в поддержке силовых структур (в первую очередь МВД) действующего президента, а главным образом в отсутствии у оппозиции внятной альтернативной программы, альтернативного проекта развития страны.
        Все оппозиционные лидеры выступали за вступление в НАТО и категорически отказывались от диалога с Россией до отмены решения об признании Абхазии и Южной Осетии. Естественно простые люди задавались вопросам: так какой же смысл менять власть (то есть идти на риск дестабилизации - неминуемой при любой революции), если основные политические установки останутся прежними?
        Главный урок трёхмесячных акций протеста как раз и состоит в том, что народ уже не верит в возможность изменить ситуацию без смены не только правящей верхушки, но и самой политики, которую, кстати, инициировал вовсе не Михаил Саакашвили. Она проводилась в стране все последние 20 лет.
        Более того, все опросы показывают, что население не верит заявлениям оппозиционеров о вине лично Саакашвили в трагедии августа 2008 года. Простые люди считают, что в условиях бескомпромиссности с Россией по вопросу о вступлении в НАТО и, в целом, прозападной ориентации, война вокруг Южной Осетии и Абхазии была неминуема.
        Начинают это понимать и грузинские политики. Именно поэтому, самым важным событием 2009 года следует считать вовсе не безрезультатные манифестации оппозиции но появление на грузинской политической сцене открыто пророссийский политиков, выступающих за смену политики а не только президента.
        Первым среди них стал бывший премьер-министр, Зураб Ногаидели, который недавно встретился в Москве с Владимиром Путиным. Эта встреча произвела в Тбилиси настоящий фурор, но расчёт Ногаидели оказался верен – его уже поддержали «консерваторы» и «партия народа», то есть политические силы, всегда выступающие с исключительно прозападных позиций.
        Однако фактор Ногаидели сможет переломить ситуацию только в том случае, если он сумеет легитимизировать свой новый общенациональный проект через СМИ и политические структуры не местах. Таких ресурсов у Зураба Ногаидели пока нет.
        Тем не менее, он уже заявил, что примет активное участие в муниципальных выборах, намеченных на май 2010 года. Причём, в ходе этих выборов, впервые в истории, состоятся прямые выборы мэра Тбилиси.
        Наблюдатели сходятся во мнении, что Мэр Тбилиси, обладающий мандатом населения столицы, имеет наилучшие шансы стать президентом страны в январе 2013 года. Партия власти («Единое национальное движение») уже назвала своего кандидата а значит и возможного приемника президента Саакашвили: это действующий мэр, Гиги Угулава.
        Но согласится ли Михаил Саакашвили с тем, что его политическая карьера завершится к концу 2012 года? Либо он воспользуется предложением ряда политиков, изменить конституцию страны, основать парламентскую республику вместо президентской и остаться во власти после парламентских выборов весны 2012 года уже в качестве премьер-министра?
        Именно этот вопрос и станет главной интригой в наступающем году. Но исход неминуемой политической схватки всё таки связан не с конституционными изменениями и кулуарными интригами, а способностью политиков предложить обществу внятную альтернативную программу, отвечающую чаяниям народа, - уставшего от двадцатилетия нескончаемых войн и катаклизмов.

მთელ გვერდზე