Как Россия вернула США на Кавказ

    Москва настолько напугала запад Крымом, Донбассом и Сирией, что Грузия, неожиданно, в том числе для неё самой, вновь обрела шанс стать пусть малым, но всё же игроком на международной арене и реально интегрироваться в Евроатлантическую систему безопасности.

«На войне как на Кавказе»

    31 июля, вечером, «Борт номер два» вице-президента США приземлился в Тбилисском аэропорту Имени Шота Руставели. Майк Пенс, вместе с супругой, прибыл в Грузию с двухдневным визитом в рамках большого международного турне: накануне он посещал Эстонию, считающуюся самой успешной страной постсоветской прибалтики, а из Тбилиси вице-президент вылетел в Черногорию (страну, наиболее близкую во всех отношениях к исторически проблемной Сербии), где до последнего времени шла не всегда явная, но ожесточённая борьба за влияние между Москвой и Вашингтоном.
    Эстония и Черногория – полноправные члены НАТО. А вот Грузия всего лишь «страна-аспирант». До «Пятидневной войны» 2008 года она считалась «витриной успеха» на Южном Кавказе и «Маяком демократии», транслирующей реформы на всё постсоветское пространство и «Большой ближний восток». Во всяком случае, выступая на Тбилисской «Площади свободы» 10 мая 2005 года, Джордж Буш-младший больше говорил о ближневосточных государствах, чем об Украине и России. Он же стал главным «лоббистом» сближения кавказской страны с НАТО.
    Но в августе 2008 года, Россия пошла «Ва-банк» и сорвала куш: запад осознал, что в этом регионе мира козырей, рычагов и ресурсов влияния у Москвы несравнимо больше. Во всяком случае, в геополитической обстановке 2009-2010 годов «игра не стоила свеч», «овчинка-выделки» а риск противостояния с ядерной державой в ареале её традиционного влияния – возможных дивидендов по её «сдерживанию». «Клинч», начавшийся с 2014 года - событий в Украине и Сирии, - тогда казался маловероятным. Всё изменилось после «интеграции Крыма», вспышки масштабных боевых действий на Донбассе и активного вмешательства России в войну в Сирии, до которой от границ Грузии всего несколько сот километров.
    Нынешнее противостояние Москвы и Вашингтона уже называют «Новой холодной войной»..... а на войне как на войне – «малых величин» и незначительных аргументов в ней не бывает. Тем более в современно мире с её технологиями и коммуникациями. Об осознании американцами этой реальности, возникших возможностей и «необходимостей», ярко свидетельствует визит вице-президента в Грузию. Особенно её военно-политическая составляющая и то, как он был «оформлен» в политическом плане

Автотрасса геополитического разлома

    В день начала официальной части визита вице-президента, на бывшей российской военной базе «Вазиани», недалеко от столицы, открылись крупнейшие в истории Грузии многодневные военные учения «Достойный партнёр - 2017». Только американских военнослужащих участвует 1 600 солдат и офицеров. Кроме турецких, британских, словенских, украинских и армянских (!) подразделений, впервые своё боевое подразделение для участия в манёврах «Noble Partner» направило ФРГ. Причём не только личный состав, но и знаменитые БТР «Boxer». Колёса и гусеницы немецкой боевой техники не касались кавказской земли аж с далёкого 1919 года. Американцы привезли десятки танков M1A2 Abrams и БМП Stryker.
    Около 75 единиц только бронированной военной техники доставили паромом в грузинский Поти из Болгарского порта Бургас. Это не считая сотен большегрузных машин для перевозки личного состава. Из Поти, американские танки отправили на восток железной дорогой, а вот другая боевая техника и около 2 000 военнослужащих прошли маршем 350 километров через всю страну. В том числе вдоль границы с Южной Осетией.
На некоторых участках автотрасса Тбилиси – Поти, по которой двигались военные колонны, проходит всего в 400 метрах от «линии разграничения» установленной по результатам военного конфликта 2008 года. Там стоят российские пограничники, охраняющие границу Южной Осетии. А главная российская военная база, близ Цхинвали, видна с автотрассы невооружённым глазом.
    Во время движения, американцы останавливали боевые машины в грузинских городах, позволяли детям лазить на них, фотографировались вместе с местными жителями, давали молодым людям подержать в руках автоматические винтовки M4, то есть всячески демонстрировали готовность быть «рядом с Грузией», как неоднократно говорил в эти дни Майк Пенс.
    Причём, демонстрация и манёвры рядом с геополитической «линией разлома» вдоль границы бывшей грузинской автономии, происходят в момент, когда напряжённость на этой линии ежедневно нарастает: российские пограничники, вместе с сотрудниками КГБ Южной Осетии, уже несколко недель строят новые заграждения, копают рвы, подходя всё ближе и ближе к той самой автомагистрали, без нормального функционирования которой, не только Грузия, но и весь Южный Кавказ, включая Армению и Азербайджан, будут моментально «парализованы»: это абсолютно незаменимая и безальтернативная стратегическая магистраль, соединяющая каспийское побережье с причерноморьем, Армению с – Россией, а Азербайджан с Турцией. Контроль над этой коммуникацией позволяет контролировать весь Южный Кавказ.
    Грузинские политики процесс «бордеризации» называют ещё «ползучей оккупацией» и «захватом новых територий российскими оккупантами». Даже небольшой вооружённый инцидент «на месте», в любой момент может привести к необратимым процессам с колоссальными последствиями для всего региона. А планируя военную активность на Южном Кавказе в виде масштабных учений, тем более «приграничного марша», американцы наверняка это знали и учитывали.
    Важно упомянуть, что командование европейской группировкой войск США и других стран НАТО, рассматривают учения «Noble Partner-2017» в Грузии, как часть более масштабных манёвров, с участием 50 000 военнослужащих, начавшихся на восточном фланге альянса в преддверии российско-белорусских военных учений «Запад-2017».
 

Тост на святой горе

    Официальный ужин в честь американского вице-президента был дан в легендарном Тбилисском ресторане «Мтацминда» на «Святой горе», нависающей над грузинской столицей. В момент, когда первые колонны американской, немецкой и британской военной техники выдвигались из Поти в сторону грузинской столицы, Майк Пенс произнёс тост за «великий, храбрый грузинский народ». «Америка с вами» - обещал второй человек в белом доме.
    Это обещание, как и сам тост с бокалом «кахетинского» в руке, можно было бы считать простой дипломатической риторикой, если бы не «аккомпанемент» грохочущих по Южному Кавказу бронированных колонн, а также тысяч американских военнослужащих в полном боевом комплекте и с гримированными лицами, - как перед настоящим боем.
Кроме того, уже на другой день, в ходе совместной пресс-конференции с премьер-министром Георгием Квирикашвили, Пенс произнёс удивительную фразу, - не буквально, но по по сути означающую готовность США и НАТО рассматривать безопасность Грузии наравне с безопасностью действительных членов Североатлантического альянса:
    «Президент Трамп направил меня с чётким посланием для балтийских стран и народа Грузии, а затем и Монтенегро, что США всегда будут стоять рядом со свободолюбивыми нациями во всём мире. И это, как заявил президент, мы доказываем делом. Это не пустые слова: вооружённые силы США в Польше, Британские вооружённые силы в Эстонии, являются доказательством того, что НАТО верна обязательствам согласно «пятому пункту» .............. Президент Трамп считает, что улучшение отношений с Россией возможно........ именно дефицит решительных действий стал причиной нестабильности в мире, когда Америка говорила о «красных линиях», но ничего не предпринимала, когда некоторые пересекали эти линии. Многие считают что именно это обстоятельство давало некоторым смелость делать то, чего бы они не осмелились сделать в других условиях. Президент Трамп считает, что установление прочного мира возможно с помощью решительных действий для создания условий откровенного диалога, который, как мы надеемся, разрешит длительные споры по Украине, Грузии и других регионов мира» - подчеркнул Майк Пенс.
    А выступая перед 2 800 военнослужащими на базе «Вазиани», Пенс предупредил: «США поддерживают территориальную целостность Грузии и никому не позволят ставить её под сомнение»
Насколько всё это серьёзно? Казалось, подобные речи произносились и раньше, приверженность «принципам» неоднократно декларировалась....... но тут, опять таки, важен «фон», геополитический «контекст», общая обстановка и «военная составляющая».
    Причём, согласно американской политической практике, вице-президент - фигура «представительная»: его устами говорит сам глава американского государства. Майк Пенс всего лишь «посланник», а озвученные им фразы - «послания» самого Дональда Трампа. Даже заявления госсекретаря США необязательно во всех случаях считаются выражением мнения хозяина Белого дома, а вот вице-президента – всегда и без исключений. Самодеятельности в важных вопросах, тем более военно-политического плана, он себе позволить не может.

«Лучшая половина Грузии»

    Но ведь всего несколько лет назад всё было по другому: учения, если и проводились, то как то «факультативно» - без большого количества боевой техники, тем более маршей вдоль территорий, которые в Тбилиси считают «оккупированными Россией»; президент Барак Обама говорил, что Грузия «не стоит на пути в НАТО» а перспектива её вступления в Альянс была задвинута в «долгий ящик». Как следствие, в самой Грузии постепенно нарастало разочарование и усиливались партии, ориентированные на компромисс с Москвой. Все опросы общественного мнения свидетельствовали о росте сторонников «исторического компромисса с северным соседом», то есть отказа от вступления в НАТО и сближения с «ЕвраЗес». Даже подписание с ЕС «Соглашения об ассоциации» и «безвиз» с Европейским союзом не смогли остановить данную тенденцию, потому что события на «окупационной линии» воспринимались экзистенциалной угрозой в условиях отсутствия реального союзника, способного «защитить» и «оградить» от соседней могучей державы
    Фрустрацию грузинского общества остановило и повернуло вспять именно очевидное «возвращение» США на Южный Кавказ в ответ на геополитические вызовы, возникшие после «Крыма», «Донбаса» и «Сирии». Грузия вновь стала рассматриваться как «фактор сдерживания» и элемент «матрицы» большой геополитической игры на «Великой шахматной доске» Евразии.
Причём, в самой Грузии, судя по комментариям итогов визита вице-президента США под грохот танковых орудий на бывшей российской военной базе, крепнет очень важное убеждение: линия Поти-Тбилиси, очерченная военными колоннами стран НАТО, и есть «реалистичная» граница, безопасность которой вполне способны обеспечить США.
«Возвращение Абхазии и Южной Осетии в лоно единой грузинской государственности», задача желанная, но на данный момент невыполнимая, а вот независимое и безопасное развитие «неокупированной территории» с помощью США и запада, - уже вполне решаемая.
    Эти два ареала влияния США и России на территории бывшей грузинской ССР политически «очерчены» визитом Пенса в Тбилиси и предстоящим визитом в Абхазию президента Владимира Путина. Тем самым, «укрепляется» линия status quo, сформированное по результатам «пятидневной войны» 2008 года. США, судя по всему, готовы реально обеспечить «неприкосаемость» этой линии, если только грузинские элиты впредь будут действовать в «заданном режиме», - без новых сумасбродных попыток выйти за строго очерченные историей рамки и силой вернуть утраченные территории.
    Один из Тбилисских блогеров, на днях, многозначительно напомнил читателям гениальную фразу Конрада Аденауэра в ответ на проект Лаврентия Берия объединить Германию при условии её нейтральности и невступления в НАТО: «Лучше уж пол Германии целиком, чем вся Германия наполовину».

Давид Гамцемлидзе. Сотрудник ИД «Коммерсант». Историк. Политолог. Тбилиси