Парад Победы

        Напряжение, сохранявшееся в Грузии в течении нескольких дней, разрядилось масштабными столкновениями на проспекте Руставели. В результате разгона митинга погибли два человека: Один боец частей специального назначения МВД и один сторонник оппозиции. Ещё 37 получили ранения. Около ста оппозиционеров приговорены к административному аресту сроком до двух месяцев за сопротивление полиции.
        Очередная Тбилисская трагедия стала прямым итогом слабости, разобщённости и, как следствие, непопулярности грузинской оппозиции. Инициатором нынешней волны протестов было общественное движение «общенародное собрание» и её лидер, экс - спикер парламента, Нино Бурджанадзе.
        Начиная с ноября прошлого года, когда на митинге в Тбилиси «общенародное собрание» выразила недоверие Михаилу Саакашвили и отменила действие конституции страны (!) как «несоответствующей демократическим нормам», госпожа Бурджанадзе неоднократно заявляла, что весной Грузия «освободится от режима Саакашвили».
        Подготовка ко «дню гнева» велась с размахом: «народное собрание» сформировала отряды «шепицули» (давшие клятву). В нужный момент они должны были сыграть роль силового компонента; создавалась также разветвлённая сеть комитетов национального неповиновения.
        Но договорится о совместных действиях с другими оппозиционерами не удалось: столь же радикальная «грузинская партия» не согласилась с лидерством Нино Бурджанадзе и её претензиями на президентство. У неё свои кандидаты на пост главы государства: Бывший омбудсмен Созар Субари, либо экс-министр обороны Ираклий Окруашвили, живущий в Париже.
        Естественно власти внимательно следили за развитием событий и тоже готовились к решающей схватке. Нино Бурджанадзе явно переоценила свои ресурсы и возможности. В то же время, она недооценила мощь и профессионализм силовых структур, созданных Михаилом Саакашвили практически с нуля, как и не учла степени их лояльности президенту.
        Можно сказать. с Нино Анзоровной сыграла злую шутку её участие в «революции роз», когда насквозь коррумпированные и полностью прогнившие, в социальном плане, государственные структуры рухнули при первом же серьезном испытании – митинге протеста с требованием отставки президента.
        Первое разочарование наступила 21-го мая, когда по задумке экс - спикера парламента. на площади свободы должны были собраться более 50 тысяч человек. Реально же, на «грузинскую тахрир» вышли не более 10 тысяч. Причём, важно заметить, что контингент состоял в основном из людей среднего возраста и пенсионеров. Тогда как наиболее пассионарная часть общества – молодёжь, считающаяся мотором всех революций. призыв Бурджанадзе проигнорировала. За исключением нескольких сот парней из «Шепицули», мотивация которых (не секрет) имела меркантильный характер: им.элементарно платили зарплату из бюджета «общенародного собрания».
        Публичные перепалки между двумя вышеупомянутыми оппозиционными группировками и отсутствие чёткой программы, отвечающей на вопрос «что и как будет после» дискредитировали само оппозиционное движение и, как следствие, организаторам новой революции пришлось менять планы по ходу процесса.
        Например, Бурджанадзе явно не планировала перекрывать проспект Мераба Костава у «общественного грузинское телевидения». Но дело в том, что количество людей, пришедших на митинг 21 мая, не позволяла рассчитывать на большее.
        Ситуация повторилась 25 числа: Первоначально, оппозиционеры рассчитывали занять всю «площадь свободы». Но поскольку их было всего несколько тысяч человек, Бурджанадзе оказалась перед выбором: либо расписаться в поражении, либо пойти ва-банк и попытаться сорвать военный парад 26 мая, по случаю дня независимости, то есть начать бессрочный митинг не на площади свободы а на проспекте Руставели у здания парламента.
        Отмена парада стала бы поражением лично президента Саакашвили а Нино Бурджанадзе могла оказаться в выигрыше при любом развитии событий: Как в случае безуспешной попытки разогнать митинг, так и чрезмерного применения силы и осуждения подобных действий на западе.
        Но силовые структуры Саакашвили сработали просто безупречно: демонстрантов несколько раз вежливо предупредили, что они нарушают закон, поскольку санкция на проведение митинга действительна лишь до полуночи, 25 мая. Затем в ход пошли капсулы со слезоточивым газом и струи воды. В итоге, вся операция заняла всего лишь 10 минут а «контактного боя» с применением дубинок практически не было.
        Той ночью на проспекте Руставели погибли два человека. Но по страшной иронии судьбы, к их гибели сама Нино Бурджанадзе имеет, по крайней мере, больше отношения чем части специального назначения: Когда колонны спецназовцев приблизились к проспекту, Нино Анзоровна спешно покинула митинг, приказав своим охранникам, позаботится о машинах её эскорта. Те сели в машины, выстроили их в ряд и протаранили спецназовцев. Одного из них, огромный «джип» тащил по проспекту более ста метров а второго (им оказался сторонник оппозиции) сбил насмерть на площади свободы. Водитель уже арестован и дал признательные показания.
        О том, что в ночь на 26 мая произошёл полный крах оппозиционного проекта (по крайней мере в авторстве и исполнении Бурджанадзе), свидетельствует простой факт: На следующий день, в центре Тбилиси уже не было ни одного спецназовца. Тем не менее, никаких митингов, шествий и манифестаций не проводилось. И лидеры «несостоявшейся революции» к этому даже не призывали – осознав, наконец, свои истинные ресурсы.
        Нино Бурджанадзе явно рассчитывала на то, что запад осудит применение силы. Но. Как ни странно, майские события позволили Михаилу Саакашвили укрепить свои позиции на западе, поскольку оппозиция действовала настолько провокационно, явно вызывающе, и, в то же время, бездарно –немощно, что укрепила основных международных игроков на грузинском поле в мнении о безальтернативности нынешнего грузинского лидера.
        Об этом свидетельствуют заявления послов США и ЕС, которые, по сути, оправдали применение силы, хотя и слегка пожурили власти за некоторые эксцессы.
        Например, факты некорректного обращения с участниками митинга уже после их задержания. Но само решение о силовом прекращении акции Вашингтон и Брюссель, хотя и с оговорками, но в целом расценили как «вполне легитимный ответ на вызов радикальных групп».
        В то же время, внутри страны, президент окончательно «расчистил» поле для сохранения власти (в той или иной форме) после 2013 года – то есть истечения второго срока своих полномочий.
        Таким образом. принимая военный парад 26-го мая, Михаил Саакашвили по праву мог считать себя победителем.
        А победителей, как известно, не судят.

მთელ გვერდზე