Почему мусульмане из Грузии едут воевать в ИГИЛ?

    Уже несколько дней, главной темой грузинских СМИ является судьба двух молодых чеченцев из Панкисского ущелья, пропавших две недели назад и оказавшихся в Ираке, где они вступили в состав вооруженных формирований «Исламского государства Ирака и Леванте» (ИГИЛ).
    18 летний Муслим Куштанашвили и 16 летний Рамзан Багакашвили покинули дом и родное ущелье без спроса родителей. Причём, Рамзан всё ещё учился в школе, но как то сумел получить удостоверение личности и улететь вместе с братом в Турцию, якобы на заработки, а оттуда попал в Сирию и затем в Ирак, где продолжается ужасное кровопролитие.
    Сейчас МВД Грузии проводит расследование, как школьник смог получить т.н. «электронное удостоверение», позволяющее пересекать границу и почему сотрудник пограничной полиции не смог распознать в нём несовершеннолетнего. По данным «Вестника Кавказа», пограничник утверждал на допросе, что Рамзан «выглядит как совершеннолетний». Но такое объяснение, разумеется, не может удовлетворить следствие или успокоить родителей молодых людей.
    В тбилисских газетах появились фото Муслима и Рамзана на фоне чёрного флага с арабской вязью. Они даже звонили родителям, пытаясь их «успокоить» тем, что пока не принимают участия в боевых действиях а «всего лишь тренируются».
    Тем временем, парламент Грузии готовится принять всё новые поправки в уголовный кодекс, ужесточающие наказание за вербовку наёмников и участие в незаконных вооружённых формированиях на территории других стран. Это и понятно: отток молодых людей из страны в ИГИЛ приобретает всё более масштабный и зловещий характер. Речь уже идёт о сотнях грузинских граждан, воюющих под флагом «Исламского государства». Причём, выходцах не только из Панкисского ущелья. Кавказовед «Мамука Арешидзе» заявил в интервью «Вестнику Кавказа», что «боевиков ИГИЛ» рекрутируют из Квемо Картли (Борчалы) с преимущественно азербайджанским населением, а также Аджарской автономной республики, где живут грузины-мусульмане.
    Что побуждает молодых людей отправляться в чуждые, по существу, для них страны, где идёт кровопролитная война? Объяснять происходящее какими то меркантильными соображениями невозможно. Наглядный пример: Куштанашвили и Багакашвили – выходцы из довольно зажиточных семей чеченцев - кистинцев. Во всяком случае, никакой материальной нужды они не испытывали. Борчалы и Аджария – также одни из самых благополучных, в этом отношении, регионов Грузии, где безработица среди молодёжи на порядок ниже, чем в других районах страны.
    По мнению Мамуки Арешидзе и многих других экспертов, главная причина – в неправильном подходе государства к Исламу, как к одной из традиционных религий Грузии: «Бороться с радикальным течением можно лишь опираясь на традиционный Ислам» - сказал «Вестнику Кавказа» господин Арешидзе – «только он может побороть это зло и увести молодёжь от влияния экстремистов».
    Глава управления мусульман Аджарии, Тариэл Накаидзе говорит, что если бы в Грузии были открыты училища (медресе) для обучения детей и молодёжи традиционному Исламу, экстремисты никогда бы не смогли заманить несведущих молодых людей под свои знамёна. Однако, по словам господина Накаидзе, государство не только не способствует, но даже препятствует усилению традиционного ислама. Об этом свидетельствует закрытие исламского училища-пансионата для детей в Кобулети и запрет на строительство соборной мечети в Батуми.
    Одновременно, старейшины Панкисского ущелья, собравшись в селе Дуиси, потребовали от властей вообще запретить выезд молодым чеченцам - кистинцам из страны, но государство, недавно подписавшее соглашение об ассоциации с ЕС, не может принять дискриминационных мер по отношению к своим гражданам по этническому, либо религиозному признаку.
    Причём, речь даже не идёт о трефикинге в обычном понимании: нет никаких свидетельств того, что панкисскую молодежь, или молодых людей из других регионов кто то «на месте» агитирует ехать на ближний восток, тем более насильно увозит из страны. Судя по всему, они едут добровольно, получая информацию из различных интернет – ресурсов.
    Важным фактором в Панкиси остаётся феномен Тархана Батирашвили, превратившегося в знаковую фигуру: уроженец ущелья, бывший военнослужащий грузинской армии, уехал в Сирию, став одним из самых влиятельных полевых командиров ИГИЛ. Его пример вдохновляет чеченскую молодёжь, традиционно склонную к подражанию «сильным».
    По официальным данным, только за последний год, число чеченцев -кистинцев, погибших в Ираке и Сирии, достигло девяти. Это очень много для ущелья, где живёт всего восемь тысяч человек.
    Эксперты часто задаются вопросом: «куда смотрят спецслужбы, призванные хотя бы собирать информацию о настроениях в специфической среде?» Ведь речь идёт об проблемном ущелье, - не раз, за последние 20 лет становившемся причиной серьезных проблем с точки зрения государственной безопасности. Достаточно вспомнить историю с чеченским полевым командиром Русланом Гилаевым, которого с трудом удалось выдавить из Панкиси в 2002 году.
    Большинство наблюдателей сходятся во мнении, что бороться с общественным злом можно лишь опираясь на здоровые силы того же общества. В частности – традиционный Ислам, не представляющий никакой опасности ни для Грузии, ни для какой либо иной страны.

    მთელ გვერდზე