Миф Российско - натовского сближения и игра Саакашвили

        Из комментариев безусловно умных и проницательных экспертов по поводу первой полноценной встречи Обамы и Саакашвили в Лиссабоне, как то выпала важная тема, побудившая хозяина белого дома прекратить политику «необщения» с президентом Грузии, столь нелюбимым в Москве.
        Впрочем, данная политика, по большому счёту, была условной, поскольку с нынешним лидером Грузии активно общались на других уровнях. В том числе Госсекретаря США. А для иллюстрации того, насколько это важно с точки зрения американской политической культуры, сообщу читателям удивительный и, казалось бы, неправдоподобный факт: в 90-е годы прошлого века, когда президентский пост в Грузии занимал безусловный любимец запада Эдуард Шеварднадзе, с ним ни разу (подчёркиваю ни разу!) ни в Вашингтоне, ни в Тбилиси не встретился глава госдепартамента.
        Конечно, эту странность можно было бы списать на разницу в стиле Мадлен Олбрайт и Хилари Клинтон, но ведь сегодня внешней политикой США занимается всё та же «команда билла»! Так что, думается, истинная причина в другом: церемониальными и пустыми были как раз встречи президента Клинтона с президентом Шеварднадзе. Тогда в треугольнике Москва-Вашингтон-Тбилиси не существовало проблем, требующих реального обсуждения – Шеварднадзе был готов выполнить требование любого циркуляра, поступившего из посольства США. А вот Хилари Клинтон, в результате общения с Саакашвили, пришла к выводу, что с героем «революции роз» так легко вопросы не решаются. В отличии от Шеварднадзе, он может действовать более самостоятельно (пример - 08 08 08), ставя своих заокеанских друзей в некомфортное положение необходимости чёткого и однозначного выбора. Саакашвили, будучи прагматиком и «государственником», млеет перед США и западом в гораздо меньшей степени, чем его предшественник – провинциал на президентском посту.
        Лиссабонский саммит стал блестящей иллюстрацией данного тезиса. Даже если президент Обама встретился с Саакашвили лишь для того, чтобы добиться от него слов в поддержку политики «перезагрузки», то грузинский лидер считал и считает это «равноценным обменом» только по отношению к самому факту встречи, которая позволяет ему легитимизироваться внутри страны и пресечь все разговоры о «международной изоляции». Но ведь это не единственная «грузинская тема» во взаимоотношениях между Москвой и Вашингтоном?! Есть ещё весьма неудобная и «противно-назойливая» проблема необходимости добиться согласия Грузии на вступление России в ВТО.
        Почему бы не предположить, что ещё одной (а может быть главной на самом деле) целью американского президента стала попытка лично уговорить грузинского коллегу снять требование о «легализации таможенных пунктов на Абхазском и югоосетинском участках границы», если уломать его по данному вопросу не удалось Хилари Клинтон?
        И тут выясняется, что кроме ничего не значащих слов о поддержке сближения между НАТО и Россией (произносимых, кстати, только в контексте выполнения Москвой соглашения Саркози - Медведева, ссылка на которую содержатся в документах того же саммита) Саакашвили ни на какие уступки по проблемам, реально волнующим Москву и Вашингтон не пошёл.
        «Да, вопрос о нашем согласии с членством России в ВТО в ходе встречи президентов обсуждался и довольно подробно» - сообщил мне один из участников беседы, бывший госминистр по реинтеграции Тимур Якобашвили, только что назначенный послом в США - но мы лишь повторили нашу позицию, которая состоит в том, что Россия должна выполнить требования устава ВТО, чтобы стать полноправным членом этой организации».
        По интерпретации грузинской стороны, между членами ВТО должен быть единый и согласованный торговый режим а поскольку Россия торгует с Абхазией и Южной Осетией (которые большинство членов организации по прежнему считают частями Грузии) без согласования с Тбилиси, то она, тем самым, якобы нарушает устав Всемирной торговой организации. По крайней мере с точки зрения грузинских властей. Но данная интерпретация кажется другим членам ВТО достаточно весомой, чтобы блокировать вступление России даже не смотря на явную заинтересованность в этом большинства членов организации.
        Главным результатом лиссабонского саммита в Грузии считают как раз то, что будучи заинтересованным в улучшении отношений с Россией, Вашингтон, в то же время, явно не готов портить отношения с Грузией, оказывая на Саакашвили давление по конкретному и важному для Москвы вопросу.
        Именно поэтому Лиссабонский саммит в Тбилиси объявляют «успешным» для страны – не без оснований рассчитывая, что миф о некоем «сближении между НАТО и Россией» развеется как только настанет пора столь же конкретных, предметных решений. Например, внятного ответа на предложение о «секторальном ПРО», дальнейшей судьбе ДОВСЕ, миротворческой операции в Приднестровье или прокладки газопровода по дну каспийского моря.
        Риторикой о поддержке «сближения НАТО-Россия» Саакашвили просто принимает правила игры, ничего не меняя по сути в своей политике. Ну а то, что Грузия вряд ли станет членом НАТО в ближайшей перспективе, - для членов команды президента вовсе не новость. Ещё до пятидневной войны, один из его ближайших соратников, госминистр по евроинтеграции, Георгий Барамидзе говорил автору этих строк, что «сам процесс создаёт для нас гарантии, что для нас не менее важно, чем конечный результат»

მთელ გვერდზე