Королевский танец
       

        Во время недавнего выступления перед педагогами, президент грузии сообщил о планах введения в средних школах нового предмета – танца. Речь идёт не о «Танго» или «Брейк» а «Лезгинке» и других танцах народов кавказа. При этом, Михаил Саакашвили заявил: «Граждане Грузии должны уметь на минимальном уровне исполнять наши народные танцы хотя бы для того, чтобы станцевать на собственной свадьбе».
        Редко какая инициатива президента вызывала столь единодушное одобрение общества. Для всех понятна и аргументация Саакашвили относительно свадьбы и танцевальных способностей жениха. Свадьба в Грузии никогда не обходится без танца. При этом, всегда строго соблюдается определённый ритуал: где то в середине торжества музыканты обязательно заиграют «лезгинку», весёлое застолье многозначительно стихает в предвкушении важного события. Один из гостей подходит к невесте и приглашает её на сцену. Невеста не имеет права ему отказать, но, согласно традиции, к середине танца жених сам выходит на сцену. Естественно, гость сразу ретируется, театрально склонив голову перед «королём» (жених, по Грузински – «Нефе», то есть король а невеста – «Дедопали», то есть королева), который продолжает танцевать с возлюбленной. Причём, следует иметь виду что мужская партия в этом танце выразительнее женской.
        Но как быть, если жених не умеет танцевать? Дело в том, что лезгинка (особенно в её грузинском варианте) – очень сложный танец. Это не «твист» и его так просто не станцуешь. Для исполнения Лезгинки (по грузински «Лекури») нужна особая техника, знание, физическая стать наконец.
        Естественно, жених, не умеющий танцевать, может запретить невесте, но это пошло, смешно и не в традициях грузинского застолья. Хуже всего было бы остаться у стола и «издали» наблюдать за танцем гостя со своей избранницей. Так что, ему ничего не остается, как выйти на сцену и продолжить танец. Чаще всего, неумехи завершают его через несколько минут под бурные снисходительные аплодисменты зрителей, но этот эпизод (сужу по собственному опыту) запоминается на всю жизнь. В том и заключается мудрость и изощрённость народной традиции: гость, пригласивший невесту на танец – всегда хороший танцор а жених обязан продемонстрировать свои качества на важнейшем событии жизни.
        Кстати, Михаил Саакашвили заметил, что не смог хорошо станцевать «лезгинку» на собственной свадьбе и за это ему до сих пор очень стыдно.
        Конечно, речь идёт об обучении школьников лишь азам кавказского танца. Никто не требует, чтобы все умели танцевать как великие танцоры Илико Сухишвили и Нино Рамишвили, основавшие в конце 1950-х годов легендарный ансамбль народного танца. Он до сих пор носит имя «национальный балет имени Сухишвили и Рамишвили» являясь предметом национальной гордости грузин. Первое выступления этого ансамбля в Милане (в 1973 году) привело итальянцев в такой восторг, что занавес «Ла Скала» поднимался и опускался одиннадцать раз!
        Традиции Илико Сухишвили и Нино Рамишвили продолжили их внуки: Илико и Нино – младшие. Причём особая заслуга внука легендарных танцоров состоит в том, что Илико смог реформировать народный танец, привнести в него музыкальные и пластичные элементы, созвучные эпохе. Как результат, в Тбилиси появились даже ночные клубы, где молодёжь собирается на т.н «Assa Party», то есть танцует народные танцы. Но для выполнения наиболее сложных из них, в том числе грузинского варианта «Лезгинки» или гениального осетинского танца «Симди», необходимо упорно учится у профессиональных танцоров.
        Инициатива Михаила Саакашвили в этот раз попала на благодатную почву: сотни опытных танцоров откликнулись на предложение и готовы стать педагогами в школах. В министерстве образования ВК сообщили: предложение вовсе не является экспромтом, - ему предшествовали интенсивные консультации с учёными и специалистами. Решено сделать предмет обязательным а не факультативным, но «планка» мастерства не будет слишком высокой: в конце концов танцевать не всем дано так же, как не всем дано рисовать или петь. Цель состоит лишь в том, чтобы подрастающее поколение не теряло эту жемчужину национальной культуры а раз в жизни все молодые люди действительно чувствовали себя королём и королевой.

მთელ გვერდზე