Война и Мир на Кавказе

    Конфликт вокруг Нагорного Карабаха между Арменией и Азербайджаном – незаживающая рана всего Кавказа. О перспективах разрешения проблемы и возможном развитии событий с ВК беседуют главный редактор независимого военно-аналитического журнала «Арсенали» Ираклий Аладашвили и директор «института изучения национализма и конфликтов», Паата Закареишвили.
   
   

    Ираклий Аладашвили: нынешнюю ситуацию вокруг Нагорного карабаха можно охарактеризовать как «замороженный конфликт» с перспективой размораживания. Это очень печальная реальность. Причём, в зоне конфликта чуть ли не ежедневное происходят вооруженные столкновения. В том числе довольно серьезного масштаба. На «линии фронта» действуют снайперы. Нередки инциденты с жертвами с обоих сторон. А такие инциденты, теоретически, могут перерасти в большой военный конфликт уже с применением не только стрелкового оружия но артиллерии (в том числе дальнобойной), авиации и бронетехники.
    Часто сравнивают ситуацию вокруг Карабаха с тем, что происходило в зонах других конфликтов. Если говорить с чисто военной точки зрения, конфликт в Абхазии был уникален в том смысле, что боевые действия происходили сразу в трёх средах – не только на земле и в воздухе но и на море.
    Что касается политической составляющей, вокруг Карабаха друг-другу противостоят два примерно равные по масштабу и потенциалу государства: Армения и Азербайджан. А в нашем случае официально действуют три «игрока»: Грузия, местные сепаратисты и Россия – её регулярные военные формирования. Конечно, есть самопровозглашенная «Нагорно-карабахская республика», которая считает себя стороной в конфликте, но на самом деле сторон два - Армения и Азербайджан.
    Абхазию и Южную Осетию открыто поддерживает регулярная российская армия. До августа 2008 года эта поддержка была скрытной а после войны стала открытой и официальной.
    У Азербайджана чёткая и однозначная позиция: «20 процентов территории нашей страны оккупированы Арменией». При этом, имеется в виду не только собственно Нагорный Карабах но и прилегающие районы Азербайджана. Что касается урегулирования конфликта, очень сомнительно, что этой цели можно достигнуть путём дипломатических переговоров. У нас тоже был замороженный конфликт, переговоры продолжались десятки лет и мы видим. чего «достигли» дипломаты. Главным игроком, как и в нашем случае, там является конечно, Россия а Россия не допустит, чтобы Армения потеряла то, что было завоёвано. Роль запада на самом деле минимальна. Эффективность «Минской группы» ставят под сомнение обе стороны конфликта.
    Теоретически, мирное урегулирование Нагорно-карабахского конфликта возможно только в случае, если Армения и Азербайджан пойдут на уступки друг другу и найдут компромиссную формулу. Но вероятность такого компромисса тоже равна нулю.
    Что касается возобновления войны – такая опасность существует. Тем более в условиях продолжающейся и нарастающей «гонки вооружений». Азербайджан покупает оружие во всём мире а Армения – получает, в основном, из России. А когда в регионе накапливается большое количество оружия, война вполне может вспыхнуть с новой силой.
    Огромный ресурс Армении – её влиятельные диаспоры в США и Франции. Во время войны 1992-1994 годов, диаспоры работали очень активно. Они и сегодня работают над тем, чтобы США довели до Азербайджана мысль о недопустимости возобновления войны. Война августа 2008 года многое изменила: Азербайджанское руководство воочию увидело, как может и будет действовать Россия, и это стало важным фактором, предотвращающим войну. Не единственным фактором кончено, но одним из таких факторов.
    Естественно, Азербайджан тоже не одинок – его поддерживает Турция. Но у Турции в данный момент очень серьезные внутри и внешнеполитические проблемы. Не прекращаются споры о внутреннем устройстве этого государства между т.н. «исламистами» и сторонниками прозападной линии. Турция уникальна тем, что в этом государстве военные, военный истеблишмент, более цивилен и демократичен, чем политический класс в целом. Турецкие военные несколько раз устраивали военный переворот, чтобы не допустить прихода к власти исламистов и сворачивания с прозападного, проевропейского пути. Но на наших глазах происходит историчесский поворот: идёт чистка турецкого военного истеблишмента – часть генералитета арестована, другая часть изгнана из Армии и так далее. Так что, у Турции своих проблем множество и вряд ли она сможет найти ресурсы для противостояния России на Южном Кавказе.
    Что касается военных потенциалов Армении и Азербайджана, полной информации в открытых источниках конечно нет и быть не может. Точно можно сказать, что у Азербайджана, например, подавляющее превосходство в авиации. Как в ударной так и истребительной. У Армении истребительной авиации практически нет – в этом смысле Армения надеется на российскую авиацию, дислоцированную близ Еревана. По численности других видов вооружений, Азербайджан также выглядит более солидно. Но с другой стороны, есть военный потенциал самопровозглашённой НКР. Если контролировать вооружение Армении ещё как то возможно в рамках «Договора об обычных вооруженных силах в Европе» (ДОВСЕ) то самопровозглашённая Нагорный карабахская республика, в этом смысле, – белое пятно. Она никому не подотчётна. А ведь там находится очень серьезное вооружение – сравнимое по количеству и качеству с вооружением самой Армении. С той разницей, что никто это вооружение не считал и ни одна международная организация там ничего не контролирует.
    В случае возобновления войны, обе стороны попытаются захватить как можно больше территории в краткий промежуток времени, поскольку в Ереване и Баку знают, что международные силы обязательно вмешаются и попытаются остановить боевые действия. В этом смысле бои могут продолжатся не более недели и воюющие стороны поспешат захватить побольше, чтобы потом узаконить захваченное или отвоеванное. Но международные игроки, в первую очередь Россия, не допустят, чтобы война продолжалась дольше нескольких дней..

        Паата Закареишвили На мой взгляд, в ближайшие 3-4 года нет никаких шансов и никакой опасности возобновления войны вокруг Нагорного Карабаха, поскольку весь мир заинтересован в сохранении стабильности в регионе и в невозобновлении войны.
    В первую очередь в этом заинтересована Россия и другие сопредседатели «Минской группы» - США и Франция. Причём, сохранение «статус-кво», на данном этапе, устраивает обе стороны конфликта не смотря на то, что они периодически выступают с жёсткими заявлениями.
    Власти Армении и Азербайджана сотрудничают с международными организациями, принимая тем самым цивилизованные правила игры. Не было за последние годы случая, чтобы стороны нарушили обещаний и обязательств перед своими международными партнёрами. Война никому не нужна. Война – это полный беспредел. Все понимают, что добиться политических дивидендов возможно угрозой войны, но не самой войной. Именно поэтому, дальше жестких заявлений и угроз дело не идёт и вряд ли пойдёт в ближайшие годы. Причём, в переговорном процессе наметилась пусть слабая, малозаметная, но всё таки определённая динамика. Ни Армению ни Азербайджан сейчас не устраивает демонтаж системы статус-кво. Это не в их интересах.
    В интервью ВК по тематике Абхазии и Южной Осетии я говорил, что грузинская сторона должна сделать шаги навстречу к ним а если этих шагов окажется недостаточно, обязана предпринять новые шаги и так далее. Но относительно Карабаха этот алгоритм не работает и не будет работать: тут одна сторона должна сделать шаг, но для последующего шага подождать ответного шага с другой стороны.
    Дело в том, что Абхазия и Южная Осетия неравны Грузии. Грузия – международно признанная государство а независимость Абхазии и Южной Осетии почти никем не признано кроме России. Поэтому Грузия может позволить себе делать шаги навстречу тем же Абхазам и Осетинам, не дожидаясь ответных шагов с их стороны. В случае же с Карабахом, если одна из стороны конфликта (Армения и Азербайджан) сделают шаг, они могут и имеют право ждать равноценного шага с другой стороны.
    В данный момент, на мой взгляд, мяч находится на армянской стороне. Если Армения освободит хотя бы два района из семи, занятых ею вокруг Нагорного Карабаха, тем самым она сдвинет процесс с мёртвой точки. Армения может сказать, что она оставляет эти районы, передаёт их под наблюдение международных организаций и ждёт ответных шагов с азербайджанской стороны. То есть, повторяю, именно у Армении есть хороший шанс сдвинуть мирный процесс с мёртвой точки.
    Армения заявляет, что конфликт, на самом деле, между Азербайджаном и Нагорным Карабахом. Это конечно не так. Подобное отношение свидетельствует о неготовности сторон делать смелые шаги для урегулирования конфликта. Конфликт между Азербайджаном и Нагорным Карабахом – лишь один из уровней проблемы, но сам конфликт развивался и развивается между Азербайджаном и Арменией. Если конфликт между Арменией и Азербайджаном разрешится, тем самым решатся и проблемы между Азербайджаном и Нагорным Карабахом.
    Я не совсем согласен с мнением, что конфликт вокруг Нагорного Карабаха относится к разряду т.н. «неразрешимых» конфликтов. Как, например, конфликт между Израилем и Палестиной. Сначала надо предпринять все логичные шаги по урегулированию конфликта и только тогда станет ясно, действительно ли столь неразрешима проблема, как её пытаются представить некоторые.
    Убеждён, что войной невозможно достичь окончательного решения этой проблемы. Война приведёт лишь к тому, что Азербайджан, Армения, да и весь регион надолго погрузятся во мрак и хаос. А цель так и не будет достигнута. В Азербайджане (не смотря на риторику) это прекрасно понимают. И Азербайджанское руководство не намерено развязывать войну.
    Нагорно-карабахский конфликт очень сложно разрешить, поскольку речь идёт о противостоянии двух примерно равновесомых государств: Армении и Азербайджана. Это не противостояние маленькой Грузии и огромной России. Но я бы тут высказал несколько парадоксальную мысль: сложно сдвинуть процесс урегулирования вокруг Нагорного карабаха с мёртвой точки. Но если он всё таки сдвинется, если лёд тронется, потом урегулировать его можно довольно быстро и эффективно. Быстрее чем многие другие конфликты.
    То есть, ресурсы есть и они могут быть задействованы в случае доброй воли обеих сторон. Но Армения пока никак не заинтересована в этом, поскольку, по понятным причинам, именно ей придётся делать шаги и идти на определённые уступки.
    Но время работает на Азербайджан – эта страна усиливается, богатеет и чем дальше, тем больше у неё будет ресурсов влияния на ситуацию. Со временем, Азербайджан может стать настолько привлекательным для армян Карабаха и предложить им такие преференции мирной и достойной жизни, что конфликт разрешится без всякой войны. Но и население Армении может к тому моменту ментально «вырасти» и придти к выводу о необходимости уступок для придания динамики мирному процессу.
    Опять таки, очень многое зависит от взаимного доверия: если одна сторона доверяет другой, она сможет сделать первый шаг и ожидать ответа. А в случае ситуации Грузия – Россия эта парадигма не работает, поскольку у нас речь идёт о государствах совершенно разного «калибра»: Грузия может предпринять какие то шаги навстречу а Россия сделать вид, что их вообще не замечает. Армения и Азербайджан в определённой степени подотчётны другим игрокам – той же России, тем же международным организациям. А кому подотчётна Россия? никому! Ведь «над» Россией никого нет. Россия сама определяет правила игры и никто неспособен требовать с неё ответа. А вот Армения и Азербайджан всё таки подотчётны ещё кому то и не могут позволить себе действовать только исходя из своих интересов. Именно поэтому, если внешние игроки достигнут консенсуса по вопросу о необходимости предпринять конкретные шаги для урегулирования конфликта, они жестко потребуют от сторон такие шаги предпринять. Но такого консенсуса пока нет.
    В целом, процесс вокруг Нагорного Карабаха развивается в направлении здравомыслия а не безумства, то есть войны. В Армянском и в Азербайджанском обществах зреет понимание необходимости и неотвратимости поиска выхода из тупика. Именно поэтому я убеждён, что новой войны между Арменией и Азербайджаном в ближайшей исторической перспективе не будет. По крайней мере, я не вижу факторов, способных привести к войне. Но какие факторы возникнут в долгосрочной перспективе – сказать трудно.

მთელ გვერდზე