Энгури - ГЭС: повод для конфронтации или тема грузино -абхазского диалога?

    В ходе недавней пресс-конференции, президент Абхазии, Рауль Хаджимба, отвечая на вопрос об Энгурской гидроэлектростанции, заявил, что ГЭС находится на территории абхазии и должна принадлежать абхазскому государству. Господин Хаджимба выразил сомнение, действительно ли Абхазия получает 40% электроэнергии с «Энгури – ГЭС», как это предусмотрено фундаментальной договорённостью между грузинской и абхазской сторонам, достигнутой ещё в середине 1990х годов – сразу после завершения кровопролитной войны. «К сожалению, документы свидетельствуют: за прошедшие годы не все сделано для того, чтобы этот объект стал полноценной собственностью нашего государства» - отметил Рауль Хаджимба.
    По словам абхазского лидера, необходимо выработать меры по подготовке документов, которые смогут решить вопросы собственности объекта: «То, что находится на нашей территории, должно принадлежать абхазскому народу» - несколько раз подчеркнул президент Абхазии.
    Заявление президента Хаджимба вызвало бурную реакцию в Тбилиси. Министр энергетики, бывший защитник ФК «Милан», Кахи Каладзе заявил, что высказывания главы абхазии «непонятны, поскольку противоречат давно достигнутым соглашениям». «Абхазия по прежнему получает 40% электроэнергии с ГЭС и будет получать впредь» - отрезал министр. Не менее резко высказались и другие члены правительства, а также лидеры правящей в стране коалиции «Грузинская мечта».
    Острая реакция грузинских политиков неудивительна, поскольку представить себе энергетику Грузии без Энгурской электростанции практически невозможно: по мнению большинства специалистов, если отключить эту ГЭС, страна почти полностью погрузится во мрак, поскольку в советское время энергетические системы союзных республик строились как единое целое, - они завязаны друг на друга и «выпадение» из системы одного из генерирующих звеньев наверняка приведёт к полному коллапсу. Таким образом, Грузии, в нынешних условиях, будет очень трудно найти замену Энгурской гидроэлектростанции, вырабатывающей около 900 МГВТ энергии при необходимых 2 000 МГВТ для нормального функционирования всей энергосистемы.
    Все последние 20 лет Грузия сохраняла влияние на Энгури - ГЭС благодаря двум факторам: во первых, хотя сама электростанция и находится на территории гальского района Абхазии и её полностью контролируют абхазские власти, но огромная плотина (крупнейшая на кавказе) построена в верховьях реки Энгури, то есть, на территории Цаленджихского района Грузии. Теоретически, Тбилиси может закрыть шлюзы и перенаправить реку в старое русло, в результате чего, электростанция просто остановится – ей нечем будет вырабатывать электроэнергию.
    Это катастрофичный сценарий, поскольку как однажды заметил бывший министр энергетики Ника Гилаури, «можно, конечно, закрыть шлюзы, но последствия будут такими, что открыть их вновь и пустить Энгури опять по тому же руслу - в направлении электростанции - станет невозможным». В этом случае, Грузия лишится половины необходимой ей электроэнергии, а Абхазия вообще останется без электричества, поскольку нет ЛЭП, необходимых для её снабжения из РФ.
    Второй фактор, побуждавший Сухуми тесно сотрудничать в этом вопросе с грузинской стороной, заключался в том. что у маленькой абхазии нет сотен специалистов, необходимых для обслуживания огромной электростанции. Именно поэтому, уже начиная с 1994 года. абхазские власти вновь пустили на ГЭС грузинских энергетиков, снабдив их пропусками, по которым они могли беспрепятственно передвигаться через Абхазо-Грузинскую границу и даже разъезжать по абхазии (не только гальскому району) на собственных машинах.
    Конечно, власти республики могли пригласить на Энгури - ГЭС Российских специалистов. В этом случае грузинские энергетики им бы не понадобились. Но Сухуми поступил тонко: присутствие российских энергетиков означал бы рост влияния России на электростанции, а в условиях, когда Москва признавала территориальную целостность Грузии и взаимодействовала с администрацией президента Шеварднадзе во многих сферах, Москва и Тбилиси могли достигнуть договорённостей по Энгури - ГЭС без учёта интересов Абхазии, а «надавить» на российских энергетиков, работавших на ГЭС, было бы труднее чем на представителей «страны-агрессора» - Грузии.
    Верность этой гипотезы подтвердили события 2009 года: всего несколько месяцев спустя после «пятидневной войны», Россия и Грузия достигли договорённости и даже подписали протокол о передаче Энгури - ГЭС в управление РАО «ЕЭС России», но сделка так и не получила развитие, поскольку Сухуми занял жёсткую позицию и пригрозил выгнать грузинских энергетиков со станции.
    Сейчас ситуация принципиально иная, чем в конце прошлого века: РФ признала независимость Абхазии, заключила с ней ряд межправительственных и межгосударственных соглашений, а Абхазское руководство, с помощью России и российских специалистов, хотело бы получить больше электроэнергии с Энгури – ГЭС. Не потому, что самой Абхазии не хватает упомяунтых 40%, а для продажи драгоценной энергии в быстро развивающемся Сочи и других регионах РФ.
    Однако, основная проблема, опять таки, в том, что плотина находится на бесспорно грузинской территории, посягать на которую ни Абхазия, ни Россия не намерены. Поэтому, всем заинтересованным сторонам придётся по прежнему садится за стол переговоров и вести речь о «справедливом разделе» электроэнергии, а может и совместных проектах по дальнейшему развитию системы перепадо - каскадных ГЭС на могучей реке Энгури, способной, в этом случае, обеспечить электричеством не только всю западную часть южного кавказа, но и несколько регионов юга россии.
   

მთელ გვერდზე