Экономика Грузии на перепутье

    Сенсационное заявление премьер-министра Иванишвили о скором уходе из политики продолжает будоражить экспертное сообщество Грузии. Практически все наблюдатели сходятся во мнении, что одной из главных причин произошедшего стала ситуация в экономике. По данным статистического ведомства страны, в мае рост ВВП составил 0,07%, то есть практически прекратился. Само по себе прекращение роста в тот или иной период года ещё не свидетельствует о наступлении глубинного кризиса. Гораздо хуже, когда оно становится итогом многомесячной тенденции.
    Михаил Саакашвили уже обвинил своего соперника во всех экономических проблемах. По его словам «впервые со времён эпохи Шеварднадзе, рост экономики начинает сокращаться». Тут президент явно лукавит: «со времён эпохи Шеварднадзе» означает, что экономика страны якобы сокращалась в эпоху правления его предшественника и начала расти лишь благодаря «революции роз» и её лидеру. На самом деле, в 2003 году, то есть в год бескровного свержения президента Шеварднадзе, рост ВВП составил 13 процентов! Никогда после, экономика уже не росла такими темпами. Причём 13 процентный рост стал итогом устойчивой тенденции всего периода с 1995 по 2003 годы.
    Но с другой стороны, государственный бюджет в 2003 году составлял лишь $500 миллионов, а уже через три года увеличился до $4 миллиардов. Парадокс объясняется тем, что при устойчивом росте экономики, администрация президента Шеварднадзе, - из за её системной слабости, в том числе (но не только) коррупции, - не смела прибегать к тем драконовским мерам для сбора налогов в государственный бюджет, к которым активно прибегала команда Саакашвили начиная с 2004 года.
    Но этот парадокс не полностью объясняет причины замедления роста (по существу рецессии), достигшей низшей точки в 2013 году. Тут наверняка сыграли роль два основных фактора: во первых, сразу после прихода к власти, команда премьер-министра Иванишвили приостановила (сославшись на необходимость борьбы с «элитной коррупцией) большинство крупных проектов по развитию инфраструктуры. В том числе столь важный для всего региона проект, как строительство железнодорожной магистрали Баку – Тбилиси – Карс. Начались бесконечные ревизии, проверки, изъятия документации и так далее. А ведь подобные проекты не только создавали рабочие места, но и обеспечивали рост экономики.
    Вторая системная причина: политическая турбулентность, неопределённость царящие в стране, неуверенность экономических субъектов в завтрашнем дне и опасения начала гражданского противостояния (а то и рецидива гражданской войны 1992-1993 годов), отпугивают инвесторов. Причём не только внешних но (что не менее существенно), внутренних – сотен тысяч мелких предпринимателей, готовых заложить дом, взять небольшой банковский кредит, чтобы, например, купить «прицеп» для старенькой «нивы» и транспортировать три тонны арбузов из восточной Грузии – в Батуми; или обустроить гостиницу семейного типа где нибудь в Сванетии; либо открыть магазинчик в Кутаиси и так далее. Все они враз «остановились», не желая рисковать. А ведь известно, что бизнеса без риска не бывает, как и нормальной экономики и экономического роста без мелкого и среднего предпринимательства.
    Примечательно, что экономика Грузии росла на 4-6% в 2008-2010 годах, когда мировая экономика вступила в ступор и начала «падать», когда основные центры мировой экономики проявляют тенденцию к росту http://www.interfax.ru/business/txt.asp?id=317258, Напрашивается вывод: нынешние сложности связаны с «внутригрузинскими», причём в большей степени политическими проблемами, чем коньюктурой на мировом рынке, либо традиционных для Грузии рынках: в конце концов, экономика при Саакашвили росла даже не смотря на полную закрытость для грузинских товаров огромного российского рынка и «замёрзла» в момент, когда этот рынок начал постепенно открываться.
    Нельзя сказать, что правительство Иванишвили ничего не делает для приостановления опасной тенденции. По рекомендации международного валютного фонда, ставка рефинансирования сокращена до 4% вместо 4,25%. Расчёт явно делается на единственный полностью здоровый сектор – банковскую систему Грузии. Кредитный ресурс коммерческих банков постоянно повышается. С одной стороны, это исключает вероятность возникновения кризисов, наподобие кипрскому, но с другой, свидетельствует о том, что экономические субъекты неохотно берут кредиты для осуществления мелких и средних проектов.
    Тем не менее, международный рейтинговые агентства подтверждают высокий кредитный рейтинг Грузии а западные финансовые центры готовы в любой момент открыть кредитные линии для осуществления даже самых крупных проектов. Но в условиях депрессии и прекращения активности основных экономических субъектов это мало что значит, как, например, великолепно обустроенный бассейн без воды.
    Судя по всему, единственное «лекарство» преодоления опасных тенденций в экономике Грузии - стабилизация политической обстановки; демонстрация консолидированности власти и основных элит; прекращение междоусобицы (даже не смотря на неминуемость демагогических воплей о пользе политического и властного плюрализма); установление понятных «правил игры»; а также выработка чёткой программы развития страны, включая её внешнеполитический аспект.
    Иначе, даже не смотря на возможное подписание с ЕС «соглашения об ассоциации» и «договора о свободной торговле», грузинская экономика будет по прежнему похожа на бассейн, в который не смогли налить воду.

მთელ გვერდზე