Что будет после Саакашвили?

        Полномочия нынешнего президента Грузии формально истекают в 2013 году. Казалось бы, говорить о «постсаакашвилевском периоде» ещё рано. Но, во первых, решающее значение будут иметь именно парламентские выборы, намеченные на весну 2012 года, то есть уже через полтора года. Кроме того, подобная постановка вопроса: «что будет после?» или «а кто, если не он?» характерна для грузии и её политической культуры.
        Дело в том, что у этой страны вообще нет опыта демократической смены власти: первое и единственное демократически избранное правительство «грузинской демократической республики» во главе с Ноем Жордания было свергнуто в 1921 году грузинскими большевиками Иосифом Джугашвили и Серго Орджоникидзе, - вставшими во главе 11-ой красной армии.
        В 1989 году, комунистичесской правительство Джумбера Патиашвили вынужденно подало в отставку после трагедии 9 апреля, когда при попытке разогнать митинг у «дома правительства» погибли десятки невинных людей. Значительная часть ответственности за ту трагедию историки уже возлагают на безответственных и властолюбивых лидеров «национального движения». В октябре 1990 года, в результате многопартийных выборов, к власти прорвался идеолог этнического национализма Звиад Гамсахурдия. Однако этот выбор вряд ли можно считать демократическим, поскольку он был сделан в атмосфере истерии и шока, возникшей после переломного и судьбоносного события 9-го апреля.
        В свою очередь, Звиад Гамсахурдия был свергнут в январе 1992 года полукриминальными вооружёнными формированиями во главе с экс-командующим национальной гвардией Тенгизом Китовани и «вором в законе» Джабы Иоселиани, которые «пригласили на царство» бывшего министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе.
        Последний дождался своей очереди в ноябре 2003 года: его сверг (или, как говорят в Грузии «скинул») Михаил Саакашвили в процессе «революции Роз».
        Не будет ли эта традиция продолжена? Ведь попытки уже были: в ноябре 2007 года оппозиция чуть не устроила новую революцию. Но верные президенту части специального назначения МВД смогли предотвратить очередной переворот, разогнав митинг на Руставели с применением слезоточивого газа и резиновых пуль.
        При этом, желающих занять президентский пост в Грузии очень много. Может быть даже слишком много. В Тбилиси бытует примечательный анекдот: прохожему на улице сказали, что именно он должен взять власть в руки, чтобы навести порядок и спасти родину, а он удивился: «как же вы догадались?».
        Именно поэтому, вопрос «если не он, то кто?» никогда не терял актуальности. Легион желающих подняться во весь рост и гордо, громогласно заявить: «конечно я!» так многочисленен, что у избирателей возникает естественный страх дестабилизации и гражданской войны «всех против всех» в случае даже не насильственной а демократической смены власти: вряд ли проигравшие смирятся с победой кого бы то не было кроме себя, поздравят победителей, не объявят выборы «сфальсифицированным» и не призовут сторонников на очередную революцию.
        Ситуация осложняется тем, что не совсем ясно, намерен ли Михаил Саакашвили в 2012-2013 году осуществить операцию «приемник» в той или иной форме, либо планирует лично остаться во власти, но уже в качестве премьер-министра страны.
        Осенью текущего года парламент наверняка примет новую редакцию конституции и трансформирует Грузию из президентской в парламентско-президентскую республику. По схеме разделения властей, эта модель очень похожа на французскую: Глава государства избирается всенародно, однако правительство формирует партия, победившая на парламентских выборах. В ведении президента остаётся оборона и внешняя политика, но текущее управление осуществляет кабинет министров во главе с премьером, который наделяется очень широкими полномочиями. В том числе, назначает руководителей регионов и формирует бюджет без вмешательства президента.
        Естественно, возникла версия, что Михаил Саакашвили реформирует основной закон страны «под себя», то есть планирует занять пост премьера в 2013 году, когда новая конституция вступит в силу. А новым президентом он выдвинет кого либо из своих ближайших и надёжных соратников – нынешнего председателя парламента Давида Бакрадзе или главу МВД Вано Мерабишвили. Причём, конституция не устанавливает никаких временных или легислатурных ограничений для занятия поста премьера одним и тем же лицом. Значит, согласно данной версии, молодой грузинский лидер теоретически может править страной ещё лет 30-40.
        Кстати, недавно, Михаил Саакашвили сам укрепил эту версию, как бы вскользь напомнив о том, что «Либерально -демократическая партия Японии» правила страной 60 лет а Христианско - демократический союз ФРГ Гельмута Коля бессменно находился у власти 17 лет, но при этом никому не пришло в голову усомнится в демократическом устройстве ФРГ и Японии».
        Вместе с тем, внимательный анализ других заявлений Саакашвили с учётом некоторых нюансов конституционной реформы заставляет быть более осторожным в выводах. По крайней мере, не стоит сбрасывать со счетов иные возможности развития событий.
        Дело в том, что новая конституция вступает в силу только в декабре 2013 года, когда истекает срок полномочий президента Саакашвили. А Парламентские выборы (напомним) назначены на весну 2012 года. Именно новый состав парламента должен сформировать в последующем правительство и избрать премьера с расширенными полномочиями. Получается, что с 2012 по 2013 год, то есть до конца второй и последней легислатуры нынешнего главы государства, страна будет находится в переходном периоде с «временным правительством» - ожидая вступления в силу конституции.
        Такая неопределенность явно не в стиле Михаила Саакашвили. Причём, перемещение с поста президента на пост премьера (сразу после выборов нового президента) будет слишком похоже на «российскую модель» а грузинский президент очень дорожит своей репутацией «демократа» на западе.
        Выступая недавно перед лидерами правящей в Грузии партии «Единое национальное движение», Саакашвили сказал, что «по новой конституции, правительство конечно будет часто меняться». Но если он намерен занять премьерский пост лично, к чему тогда слова о «частой смене правительства?».
        Именно поэтому возникла другая версия: Саакашвили не исключает ухода из политики в 2013 году и его главная цель – оставить у власти свою команду, чтобы та продолжила реформы, начатые им после «Революции роз».
        Если эта версия верна, то главной целью Саакашвили станет всемерная поддержка и усиление собственной партии. Сразу становится понятно, почему президент лоббирует именно ту версию конституции, согласно которой значительно усиливаются полномочия парламента (коллективного органа) за счёт полномочий главы государства. Расчёт состоит в том, что «Единое национальное движение», по сути, единственная хорошо организованная и структурированная политическая партия в стране, - с рядом ярких и популярных лидеров. В первую очередь, речь идёт о нынешнем мере Тбилиси, Гиги Угулава, убедительно победившем на состоявшихся 30 мая первых в истории прямых выборах столичного градоначальника.
        Не исключено, что Саакашвили поставит именно на него, то есть, Угулава поведёт правящую партию на парламентские выборы в 2012 году и станет премьером. А после вступления в силу новой конституции, к нему и перейдут все полномочия, которыми до сих пор пользовался президент. Главой государства, в этом случае, будет избран не политик а кто либо из известных общественных деятелей, близкий к той же правящей команде.
        Судя по всему, основная цель Саакашвили – не дать возможность оппонентам сменить политический курс страны. Действительно: в случае, если его команда останется у власти, особых изменений, например, в российско-грузинских взаимоотношениях ждать не стоит. Эта команда «завязана» на политике, которую нынешний лидер проводил в течении 6 лет. Более того, она является её соавтором и проводником, поэтому позиция официального Тбилиси по вопросу «оккупации» и «евроатлантичесской ориентации» Грузии не претерпит никаких изменений.
        Единственная возможность смены курса – осуществить в стране очередной переворот и новую революцию, поскольку у разношерстной грузинской оппозиции, не имеющей сколько нибудь внятной программ и альтернативного проекта развития страны, причём погрязшей во внутренних разборках и бесконечной склоке, нет никаких шансов победить ЕНД на выборах, то есть одолеть демократическим путём команду Саакашвили - Угулавы с их чёткой программой и поддержкой прагматичных бизнес - элит.
        Но осуществить ещё одну революцию непросто: грузинское общество устало от бесконечной вакханалии и требует устойчивости. что в данном случае означает и устойчивость курса президента Саакашвили и его соратников.

 

მთელ გვერდზე