Церкви и Мечети

          Грузинская православная церковь считается самым авторитетным общественным институтом в стране. По всем опросам, именно ГПЦ Грузины доверяют больше всего. Впрочем, скептики порой замечают, что авторитет в первую очередь объясняется её нейтралитетом в общественно - политических процессах и защищённостью от любой критики.
          Но как только возникает «конфликт интересов» между устремлениями церкви и государства, между мирским и религиозным мировоззрением, общество сразу сталкивается с целым клубком трудноразрешимых проблем.
          Наглядным свидетельством тому стала история с восстановлением средневековых церквей на территории современной Турции: Ошки, Хандзта и Ишхани. Они построены в эпоху грузинского царства Багратидов и сегодня находятся в плачевном, фактически в полуразрушенном состоянии. Древние строения не защищены от дождя, их купола полностью или частично разрушены, уникальные фрески гибнут, а стены, если их не укрепить, могут вскоре не выдержать тяжести веков и рухнуть окончательно.
          В 2006 году министерство культуры Грузии попросило у турецкого правительства разрешение на восстановление этих трёх храмов. При этом, Тбилиси обещал взять все расходы на себя, направить в Турцию инжинеров, строителей, реставраторов и архитекторов, которые давно подготовили научно обоснованные проекты восстановления средневековых церквей, по праву считающихся жемчужинами зодчества византийской эпохи.
          Турецкая сторона с пониманием отнеслась к просьбе, выразила принципиальное согласие, но выдвинула встречное условие: восстановить некогда знаменитую мечеть правителей Самцхе – Джакели (мечеть Азиз Ахмед Паши) в современном Ахалцихском районе Грузии, реставрировать мечеть с грузинскими орнаментами в кобулетском районе Аджарии и вновь построить в Батуми мечеть Азизие, разрушенную в середине прошлого века.
          Министерство культуры Грузии, в том числе «агентство по защите исторического наследия» восприняли встречное предложение с нескрываемым восторгом. Ведь ещё 25 лет назад грузины не могли даже фотографировать у тех храмов.
          Стороны завизировали проект соглашения, который планировали подписать ещё в 2007 году. Тбилиси и Анкара справедливо считали, что документ станет важным вкладом в развитие и дальнейшее углубление двусторонних отношений, носящих характер стратегического партнёрства.
          Но тут грянул гром: Католикос – патриарх всея Грузии, Илья второй направил открытое письмо премьер-министру страны, в котором выразил категорическое несогласие с восстановлением мечетей на территории Грузии (Аджарии и Ахалцихе) даже в обмен на восстановление грузинских храмов в Тао - Кларджети. По мнению патриарха, «мечетей и медресе в Грузии уже и так много а грузинские храмы должны быть не просто восстановлены, но в них должно быть возобновлено священнослужение».
          Однако дело в том, что вокруг Хандзта, Ошки и Ишхани уже нет христианского населения – там живут грузины-мусульмане. Они же составляют и значительную часть населения Аджарии.
          В качестве компромисса, Анкара предложила восстановить церкви и мечети не как культовые учреждения а исторические памятники. Предложение сразу же было принято грузинской стороной, но церковь вновь выступило категорически против.
          При этом, патриархия ГПЦ предложила светским властям решить проблему иным способом: обратится в Юнеско с требованием, оказать давление на турецкое правительство для восстановления церквей международными усилиями.
          Действительно, Ошки, Хандзта и Ишхани считаются частью мирового культурного наследия, однако такой ход безусловно означал резкое обострение грузино-турецких межгосударственных отношений. Турецким властям по определению не могло понравится, что Грузия жалуется на них в «международные инстанции» и, по сути, обвиняет в варварском отношении к христианским святыням, на что турки резонно могли возразить, что считают не меньшим варварством разрушение мечетей.
          Такой конфликт явно не отвечал интересам Грузии – дорожащей хорошими отношениями с соседней страной. Тем более в условиях непрекращающегося противостояния с другой великой соседней державой – Россией.
          Таким образом, из за непримиримой позиции православной церкви, грузино-турецкие переговоры зашли в тупик. Причём грузинские власти, в частности руководитель агентства по защите культурного наследия Ника Вачеишвили, не сдержавшись, впервые осмелился открыто высказать несогласие с позицией святейшего патриарха и сказал, что окончательная гибель Хандзта, купол которой полностью обвалился именно в ходе бесконечных переговоров, станет ужасной трагедией для Грузии.
          Естественно, грузинское правительство формально может заключить соглашение с Турцией невзирая на позицию церкви. Но власти явно опасаются разгневать католикоса–патриарха, который в ходе предстоящих весной акций протеста уже может и воздержатся от прежних призывов к примирению с властями, что наверняка будет воспринято радикальной оппозицией как «добро» на новую революцию.
          Симптомы растущего раздражения со стороны патриархии и лично Ильи второго, пользующегося в стране непререкаемым авторитетом, уже есть и президент Саакашвили, по определению, не может их игнорировать.
          В связи с вышесказанным возникает естественный вопрос: позиция Церкви если и неприемлема, но, во всяком случае, понятна. В конце-концов, любая церковь исходит из догматики, которая также далека от мирского мировоззрения и мирской логики (рассматривающей церкви в первую очередь в качестве культурного наследия а не храма божьего) как небо от земли. Но почему две страны, считающие себя «европейскими», стремящиеся в Европейский союз и клянущиеся в верности европейским ценностям, ведут (если назвать вещи своими именами) торг по теме восстановления и спасения культурного наследия по принципу «мы вам, вы – нам», вместо того, чтобы самостоятельно заниматься этим каждый в своей стране?
          Ведь вопрос логичный? Мечети Азизие и Ахмед - паши – культурное достояние Грузии. Также как Ошки, Хандзта и Ишхани – Турции. Во всяком случае, европейский подход требует именно такого отношения. Почему же Грузия самостоятельно не восстановит мечети а Турция – храмы на своих территориях?
          Разве то, что в середине прошлого века в грузинской ССР коммунисты варварски разрушили прекрасную мечеть, есть оправдание того, что на наших глазах гибнут, рушатся и равняются с землёй уникальные храмы, которых всё ещё можно спасти?
          На этот вопрос до сих пор нет политкоректного ответа, учитывающего и уважающего претензии Грузии и Турции на европейскую идентичность.

მთელ გვერდზე