Буревестник

        В течении последних двадцати лет в Грузии произошли три революции и на наших глазах началась четвёртая.
        Первая революция – националистическая. Она началась в ноябре 1988 года и завершилась трагической (безусловно «Пирровой») победой 9 апреля 1989 года - столкновениями с частями внутренних войск СССР на проспекте Руставели, в результате которых погибли более двадцати человек. Из них абсолютное большинство – женщины.
        Как следствие, в Грузии сменилась не просто власть а сменился режим и Социально - Экономический строй. То есть свершилась классическая революция, положив начало десятилетиям войн, Гражданского противостояния и кровавой вакханалии;
        Именно в результате событий 9 апреля и последующего возмущения «зверством русских солдат» (не «советских» а почему то именно «Русских») позволила националистам во главе со Звиадом Гамсахурдия придти к власти после выборов 28 октября 1990 года.
        Но, как оказалось, они вовсе не отражали устремления большинства общества.
        Естественно, возникло недовольство и с космической быстротой созрели условиях для новой революции. Она произошла в январе 1992 года: «Национальная гвардия» Тенгиза Китовани свергла Звиада Гамсахурдия и привела к власти Эдуарда Шеварднадзе.
        В стране началась двухлетняя Гражданская война (а какая революция в человеческой истории не сопровождалась гражданской войной?), завершившаяся поражением «Звиадистов» и укреплением власти Шеварднадзе.
        Многоопытный «Белый Лис» управлял страной до 2003 года, но и он был свергнут в результате событий, прозванных «Революцией Роз». Третьим президентом стал Михаил Саакашвили – обещавший стране возрождение, объединение и процветание.
        Окончательное разочарование им в значительной части общества наступило после августа 2008 года и в стране вновь, как и в предыдущие годы, созрела «Революционная ситуация» - взорвавшаяся новыми митингами и компанией «Гражданского неповиновения» 9 Апреля (!) 2009 года.

Олицетворение Революции

        Во всех перечисленных событиях примечательна одна и та же модальность и общественная интенция. Причём, как не удивительно, в Грузинском обществе есть конкретная фигура, олицетворяющая феномен, проявившийся в четырёх исторических эпизодах – это кинорежиссер, Георгий (Гога) Хаиндрава.
        Присмотримся к нему и сразу же станет ясно, в чём же состоит упомянутая интенция – общая для всех Грузинских революций.
        Гога Хаиндрава родился в 1955 году в элитной Тбилисской семье, Закончил престижную школу; по свидетельству друзей и знакомых, в советскую эпоху всегда был «Анти» - так в Грузии называли людей, открыто выражающих своё неприятие коммунистического режима.
        9 апреля 1989 года Гога был единственным, кто снимал события на Руставели: Когда на митинг двинулись БТРы, он встретил их на проезжей части с огромной Кинокамерой на плече – отступая шаг за шагом, но не переставая снимать.
        Казалось бы, Хаиндрава должен был сблизится с командой Звиада Гамсахурдия – как главного ниспровергателя Коммунистов. Однако Гога оказался в другой команде – вооруженном формировании «Мхедриони» во главе с самым известным Грузинским «вором в законе», профессором искусствоведения, Джабой Иоселиани.
        Гога Хаиндрава называл Иоселиани «нашим старым моджахеддином» - за его непримиримость в борьбе против государственного аппарата.
        Действительно «Доктор Джаба» не сидел в тюрьме разве что при Ленине и для таких как Хаиндрава олицетворял Богемный дух Грузии.
        В Ходе гражданской войны 1991-1993 годов, Кинорежиссер сражался против «Звиадистов» с оружием и Кинокамерой в руках бок о бок с «Мхедрионовцами», которых всегда считал героями. По его мнению, именно они спасли Грузию от тирании и диктатуры Гамсахурдия.
        Одновременно с гражданской войной в Грузии, шла война в Абхазии, об итогах которой Георгий Хаиндрава снял фильм с примечательным названием - «Кладбище Грёз».
        С 1993 по 2003 год Георгий Хаиндрава исчез с общественной арены. Почему? Неужели он изменил себе? Конечно нет – просто это десятилетие отмечено стабильностью. В течении тех лет в Грузии было множество заговоров, попыток переворотов, властных интриг, выборов, политической борьбы, но не было главного – Революции с её духом всесокрушения и свободы.
        Когда же, по мере одряхления «старого лиса» и увядания его системы, Грузия вновь вошла в ступор, революция призвала своего буревестника: Георгий Хаиндрава вновь был в первых рядах борцов с «Маразматически коррумпированным, авторитарным режимом Шеварднадзе». По его инициативе создан общественный комитет «Гражданского неповиновения», в составе которого не было ни одного политика; однако этот комитет сыграл в подготовке и осуществлении «Революции роз» гораздо более значительную роль, чем все оппозиционные политические партии вместе взятые – обеспечив Михаилу Саакашвили и его радикальным действиям именно общественную а не партийную легитимацию.
        Хаиндрава был одним из первых, кто 22 ноября 2003 года ворвался в зал заседаний парламента в момент, когда Шеварднадзе в своей бесконечной (почти брежневской) речи, на первом заседании законодательного органа, переходил от «глобальной ситуации в мире» к «проблемам экологии» - демонстрируя абсолютную отрешённость от реальных проблем - до тех пор, пока под торжественный вопль Георгия Хаиндравы – первым подошедшего к трибуне, охранники не схватили его за руки и не вынесли с арены истории на глазах у миллионов телезрителей во всём мире.

Оппозиционный министр

        Понимая значение и «опасность» этой фигуры, один из самых изощренных и хитрых Грузинских политиков, бывший Премьер-Министр Зураб Жвания назначил Георгия Хаиндрава Государственным министром «по урегулированию конфликтов».
        По признанию самых же Абхазских и Осетинских политиков, Хаиндрава был искренне против попыток силового разрешения проблем и на этой почве сразу же «Столкнулся» (причём публично) с ястребом - министром обороны, Ираклием Окруашвили.
        Но причиной ухода Хаиндравы из команды Саакашвили всё таки стало не это, а его выступление по поводу убийства в Тбилисском баре «Шарден» молодого банкира Сандро Гиргвлиани.
        В причастности к убийству СМИ заподозрили высокопоставленных чиновников МВД а также жену самого министра.
        Хаиндрава сразу же заявил, что «Будь я на месте Министра Вано Мерабишвили, немедленно подал бы в отставку даже если эти слухи безосновательны, или имеют под собой лишь частичное основание».
        Президент Саакашвили немедленно принял решение сместить государственного министра, открыто критикующего Министра внутренних дел.
        Кстати, потеря поста создавало Хаиндраве ряд личных проблем – ведь госминистр получал огромную по местным меркам зарплату (2 500 долларов в месяц) и покрывал кредит, на который купил квартиру. Но он действительно не мог «молчать и поступится принципами».
        С тех пор Гога Хаиндрава – в первых рядах лидеров очередной революции. На сей раз – против Михаила Саакашвили. И если суммировать все его высказывания за прошедшие 20 лет, невозможно отрицать, что он последователен в главном – в неприятии власти, как таковой! Осознанно или подсознательно, но для Хаиндравы власть – уже само по себе зло, достойное ненависти.
        Тем самым Гога Хаиндрава олицетворяет и выражает отношение значительной (возможно даже критической, то есть самой влиятельной и целеустремлённой) части Грузинского общества, которое в течении последних нескольких веков жило без своего государства, по собственным законам и ценностям, в центре которых – интересы личности, её абсолютная, ни чем не ограниченная свобода и независимость.
        В прошлом веке этот «социо - ментальный тип», характерный конечно не только для Грузии и известный своей пассионарностью, стал источником многих глобальных катаклизмов.
        Один Грузинский писатель как то задался вопросом: «Почему наша маленькая страна и многострадальный народ должны быть «опытным полигоном и лабораторией» для экспериментов по всем глобальным теориям от Нацизма и Коммунизма до Анархии? – почему в рамках всех из них Грузия породила столько незаурядных личностей?!»
        Вопрос в том числе был обращён и к Георгию Хаиндрава. Однако он не ответил. Судя по всему, этого вопроса он просто не понял, либо не придал ему значения.

მთელ გვერდზე