Ираклий Аласания бросает вызов политической традиции

    В ряду оппозиционных политиков, действующих на грузинском политическом поле, лидер партии «Свободные демократы» Ираклий Аласания занимает особое место. На выборах мэра Тбилиси, состоявшихся 30 мая 2010 года, он набрал 20 процентов голосов. И хотя этого не хватило для победы над кандидатом «партии власти» (Гиги Угулава получил чуть меньше 53 процентов), с тех пор Аласания слывёт самым сильным оппозиционным политиком, который способен составить серьезную конкуренцию любому кандидату от правящей партии в ходе предстоящих осенью 2013 года президентских выборов.
    Конечно, есть ещё миллиардер Бидзина Иванишвили и бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе, но Иванишвили, согласно его заявлениям, претендует на пост премьера а не президента страны. Что касается госпожи Бурджанадзе, она ни разу не участвовала в выборах после 2004 года и её реальный рейтинг неизвестен. А по всем опросам, она значительно уступает по популярности Ираклию Аласания. Именно поэтому стоит повнимательнее присмотреться именно к Ираклию Аласания, как перспективному и серьезному оппоненту команды Михаила Саакашвили.
    Аласания интересен ещё и тем, что в отличии от того же Иванишвили и Бурджанадзе, он – выходец из той же социальной среды постсоветского грузинского общества, что и Михаил Саакашвили. Это «золотая молодёжь», выросшая в семьях представителей советского истеблишмента. Разница лишь в том, что если Михаил воспитывался в семье гуманитариев, отец Ираклия – Мамия Аласания в те времена был влиятельным чиновником системы МВД. Кроме того, Ираклий Аласания на 6 лет моложе нынешнего президента. Он родился в 1973 году. Причём, по иронии судьбы, в тот же день, когда в 1967 году появился на свет его главный соперник. Некоторые из читателей возможно помнят, что 21 декабря – день рождения ещё одного грузинского политика: Иосифа Джугашвили по кличке «Сталин».
    Юношеская кличка Ираклия неизвестна. Возможно её и не было, хотя Ираклий пользовался среди сверстников (выходцев из столь же благополучных семей), вместе с которыми рос в элитном Тбилисском районе «Сабуртало» значительным авторитетом. Недоброжелатели даже записывают его в подразделение «кулинары» печально известного вооружённого формирования «Мхедриони», наводящего ужас на Тбилиси и всю Грузию в ходе гражданской войны 1991-1993 годов. Но сам Ираклий Аласания и его соратники всегда гневно опровергали эти инсинуации. К тому же, в ходе гражданской войны Ираклию ещё не было и двадцати лет.
    Во время войны в Абхазии в его семье произошла трагедия: 27 сентября 1993 года абхазские военные взяли в плен генерал - лейтенанта Мамия Аласания и расстреляли его на обочине дороги Сухуми – Гудаута, нарушив приказ абхазского командования, довести пленных до штаба живыми. К чести Ираклия Аласания, эта трагедия не повлияла на его отношение к Абхазам, среди которых он до сих пор считался самым договороспособным грузинским политиком.
    Но это было позже, а в середине 1990х годов молодой человек начинал жизненный и служебный путь с тяжким грузом и болью от перенесённой травмы. Тем не менее, сильный характер и влиятельные доброжелатели (в том числе друзья отца) помогли ему преодолеть все трудности и добиться значительного успеха. В 1995 году, Ираклий закончил Тбилисский государственный университет по специальности «международное право». Служебную карьеру начал в МИД. С 1998 года по сентябрь 2001 занимал различные дипломатические должности. В том числе, работал в Департаменте по делам СНГ а также в посольстве Грузии в США.
    С 2001 году его пригласили на работу в грузинские спецслужбы. Ираклий Аласания получил должность заместителя министра госбезопасности и сыграл значительную, если не решающую роль в безболезненном разрешении очень сложной проблемы панкисского ущелья, где в те времена скрывался многочисленный отряд чеченского полевого командира Руслана Гилаева. Аласания лично вёл переговоры с Гилаевым и, в конце концов, вынудил его (пригрозив применением армейских частей) покинуть Грузию и вернутся в Чечню, где Гилаев вскоре и был убит.
    После «революции роз» Аласания возглавил «правительство Абхазии в изгнании», но вернулся на дипломатическую службу из за конфликта с министром обороны, известным «ястребом» Ираклием Окруашвиили, который, в отличии от него, всегда выступал за военный путь решения конфликтов.
    С июня 2006 года по декабрь 2008 Аласания был постоянным представителем Грузии в ООН. Незадолго до «пятидневной войны», министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба предложил ему провести переговоры по разработке мирного договора, который предусматривал вывод грузинских войск из Кодорского ущелья Абхазии с гарантией безопасности для местного грузинского населения. Однако Михаил Саакашвили не поверил в эти гарантии, назвав предложение Шамбы «очередным блефом Москвы и Сухуми». Впрочем сам Ираклий Аласания до сих пор убеждён, что тогда, весной 2008 года, Грузия упустила шанс предотвратить войну хотя бы на абхазском направлении. И хотя большинство независимых наблюдателей считают эту веру несколько наивной, «мирный план Аласания – Шамбы» стал одним из существенных аргументов Аласания – политика после ухода в отставку с дипломатического поста.
    В июле 2009 года, уже после неудачной попытки «объединённой оппозиции» по свержению президента Саакашвили, Ираклий Аласания возглавил партию «Наша Грузия - свободные демократы» и объявил о безальтернативности «цивилизованного, выборного пути» для смены власти в стране. Вслед за поражением на выборах мэра Тбилиси, Ираклий Аласания даже публично поздравил победителя, создав тем самым прецедент, неслыханный для грузинской политики с 1990 года. В Грузии принято объяснять поражение оппозиции на выборах исключительно «фальсификацией со стороны властей» а все, кто пытается найти объяснение в неспособности оппозиционных сил предложить обществу чёткую альтернативную программу развития страны, сразу объявляются «соглашателями».
    Естевестенно, экс - спикер парламента Нино Бурджанадзе, ратующая за новую революцию, сразу обвинила Ираклия Аласания в «предательстве оппозиции и сговоре с Саакашвили». Однако лидер «Свободных демократов» твёрдо придерживается своей позиции. Причём, его взгляды разделяют всё больше оппозиционеров да и «протестный электорат» в целом. Не случайно, что миллиардер Бидзина Иванишвили выбрал своим политическим партнёром именно «свободных демократов» Ираклия Аласания и «республиканскую партию» - также выступающую за выборы а не очередную революцию.
    Что касается политических взглядов и внешнеполитического курса Ираклия Аласания, он тоже выступает за интеграцию страны в НАТО и ЕС (правда, его позиция в этих вопросах менее радикальна чем правящей команды) но, параллельно, предлагает найти компромисс с Москвой для «восстановления отношений».
    Эта позиция была услышана и оценена в Москве. Не случайно, что Ираклий Аласания стал первым и последним грузинским политиком, с которым после войны августа 2008 года встретился министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.
    Имидж политика, приемлемого как для Москвы так и Вашингтона, наряду с поддержкой со стороны Бидзины Иванишвили, конечно являются серьезным ресурсом молодого политика, но насколько этого ресурса хватит для победы в предстоящей политической схватке, пока сказать трудно. Мягкий и интелигентый стиль Ираклия Аласания не внушает оптимизма экспертам, ссылающимся на устойчивое свойство грузинской политики последней четверти века: борьба за власть здесь традиционно ведётся далеко не интелигентыми методами.

მთელ გვერდზე