Война за Грузинское наследство

        В субботу, 28 ноября, семья покойного бизнесмена, Бадри Патаркацишвили провела пресс-конференцию, в ходе которой сообщила общественности, что ей удалось доказать в лондонском суде подложность завещания Патаркацишвили, представленного семье через несколько дней после смерти миллиардера одним из его родственников.
        По словам адвоката семьи, Лаши Биркая «лондонский суд подтвердил, что т.н. завещание Патаркацишвили составлено после его смерти». Сенсационная пресс-конференция вновь актуализировала тему ожесточённой борьбы, развернувшейся вокруг наследства бизнесмена. Интерес подогрел и таинственный однодневный визит в Тбилиси друга и бизнес-партнёра Патаркацишвили, Бориса Березовского.
        Этот визит по прежнему вызывает в стране много слухов и предположений. Как известно, прибыв в Тбилиси рано утром (примерно в 4 часа) 11 сентября, Борис абрамович прямо из аэропорта поехал на могилу своего друга и партнёра, Бадри Патаркацишвили,  похороненного во дворе его бывшей резиденции а затем провёл секретные переговоры с президентом Саакашвили и вторым по влиянию человеком в стране – министром внутренних дел, Вано Мерабишвили.
        Факт встречи официально не подтверждён а содержание бесед до сих пор хранится в тайне. Один из лидеров оппозиции, Георгий Хаиндрава в интервью slon.ru сообщил, что по его данным, основной темой переговоров стало предстоящее открытие в Тбилиси «общекавказского телевидения»,  для вещания на Северный кавказ.
        Однако, по данным slon.ru, не менее вероятна версия, по которой визит ББ в большей степени связан с продолжающейся уже почти два года войной за наследство Бадри Патаркацишвили, составляющего, согласно очень противоречивым данным, от 1 до 12 миллиардов долларов.
        Сам Борис Березовский разговаривать об этом не хочет: «Вы готовите статью о моём визите в Тбилиси? Пожалуйста. Но я свои перемещения не комментирую» - не без раздражения заявил Борис абрамович в телефонном разговоре с корреспондентом slon.ru. Хотя ещё два года назад, после смерти Бадри Патаркацишвили, в интервью тому же журналисту он охотно комментировал своё «неперемещение» из Лондона в Тбилиси, сказав, что «не может похоронить бадрика, поскольку грузинские власти этого не хотят».

Исход на родину

        Бадри Патаркацишвили вернулся в Грузию из России в начале «нулевых годов», когда у него (как и Бориса Березовского) возникли серьезные проблемы с новыми российскими властями.
        Быстро освоившись в Тбилиси (где родился и вырос в семье грузинского еврея), Патаркацишвили завязал полезные знакомства как с властями (увядающей командой президента Шеварднадзе), так и оппозицией (командой Жвания – Саакашвили, уже высказывавшей претензии на власть). При этом, бизнесмен щедро финансировал предвыборные кампании обеих команд, соблюдая «доброжелательный нейтралитет». Одновременно он разместил сотни миллионов долларов в различные активы. Роскошный «дворец бракосочетаний» Патаркацишвили переоборудовал в свою резиденцию. Наиболее известные из его инвестиционных проектов: телекомпания «Имеди», которую бывший фактический руководитель ОРТ создал на пустом месте (как в прямом так и переносном месте – построив громадное новое здание и обучив молодых. никому неизвестных журналистов), обновление курортного городка Уреки, где бизнесмен купил роскошную виллу у самого моря.
        Впрочем, Патаркацишвили купался там редко, поскольку, как намекнул один из его приближённых «у Путина на черноморском флоте немало хорошо обученных аквалангистов. Так что, можно нырнуть в Уреки а вынырнуть в Новороссийске».
        Генпрокуратура России тогда бомбардировала Тбилиси требованиями экстрадиции Патаркацишвили.  Но он успел получить грузинское гражданство (причём не отказавшись от российского) и «выдачи» не боялся.
        После «революции роз»,  отношения самого богатого грузина с командой Саакашвили быстро испортились и главной (возможно даже единственной) причиной тому стала телекомпания «Имеди», - резко критикующая власть.
        «Я не помню, чтобы Бадри когда либо заказывал нам какой либо матерьял, - наша команда работала абсолютно самостоятельно, отражая мнения общества» - сказал slon.ru бывший ведущий журналист «Имеди», ныне депутат парламента от оппозиции, Георгий Таргамадзе.
        После того, как Патаркацишвили отказался продать «Имеди» даже за миллиард долларов (именно столько стоила АО «грузинская железная дорога», предложенная властями в обмен на «Имеди»), президент понял, что телевидение нужно Патаркацишвили не для защиты своего бизнеса в Грузии а для далеко идущих политических целей.
        Он не ошибся: «Имеди» сыграло решающую роль в попытке новой революции ноября 2007 года, когда выступив на стотысячном митинге, Патаркацишвили заявил (под аккомпанемент громогласно звучащего «Бадри! Бадри!»): «Я готов стать солдатом, воюющим за интересы Грузии».
        Всем сразу стало понятно: когда миллиардер говорит, что намерен идти из бизнеса в политику, то статусом рядового он конечно не ограничится а на самом деле метит в генералы.
        Это предположение вскоре полностью подтвердилось: 7 ноября, после разгона  бессрочного митинга на проспекте Руставели, в эфире «Имеди» прозвучало «лондонское воззвание» Патаркацишвили, заканчивающееся словами: «обещаю грузинскому народу, что потрачу последний цент для свержения фашистского режима Саакашвили».
        Власти тут же возбудили против него уголовное дело по статье «попытка госпереворота и свержения законно избранной власти», на время закрыли «Имеди» а затем сумели склонить к сотрудничеству большинство журналистов – выбив, таким образом, из рук олигарха его главное оружие.
        «Тогда Патаркацишвили просто торговался за счёт Грузии с Путиным» - пояснила slon.ru одна из лидеров пропрезидентской партии «единое национальное движении» Эка Херхеулидзе – «он обещал кремлю, что в обмен на прекращение против него и Березовского уголовного дела и возвращения им российских активов, станет президентом и повернёт страну курсом на север».

Судьбоносный каблук

        В преддверии президентских выборов 5 января, грузинские спецслужбы провернули против Патаркацишвили (к тому времени официально зарегистрированного в качестве одного из шести кандидатов и имевшего немалый рейтинг) ювелирную спецоперацию: В Лондон для конспиративной встречи с ним прибыл начальник «специального оперативного департамента» МВД, Эрекле Кодуа, - якобы для того, чтобы предложить помощь в свержении Саакашвили сразу после выборов.
        План Кодуа, одобренный Патаркацишвили, был прост: 6 января собрать спецназ, объявить выборы сфальсифицированными, арестовать главу МВД Вано Мерабишвили и обеспечить проведение честных выборов, на которых, естественно, победит «солдат своего народа».
        Патаркацишвили почему то не пришло в голову, что разговор может быть записан и использован против него. Точнее, охранники бизнесмена конечно обыскивали Кодуа перед входом в лондонский дворец бизнесмена, но они лишь провели металлоискателями по одежде – не догадавшись, что записывающее устройство спрятано в каблуке туфли.
        На третий день, вся Грузия внимала рассуждениям бизнесмена о том, что его «вовсе не интересует кто проголосует за мишу», которого «в любом случае надо спихнуть», «министра внутренних дел усыпить» а народу и западу «предъявить фальшивые бюллетени в качестве доказательства фальсификации выборов и права народа на свержение власти».
        В обмен на помощь и силовую поддержку Патаркацишвили был готов заплатить Кодуа 100 миллионов долларов. «конечно, деньги немалые, но дело, за которое ты взялся и рискуешь головой, того стоит» - произнёс в диктофон бизнесмен.

Разговор друзей

        В ходе беседы с Кодуа (её Распечатка попала в Российские СМИ), Патаркацишвили, рассказав о своей роли в возвышении Владимира Путина («До встречи со мной, носил грязный костюм, в том и ходил по жизни»), произнёс фразу, которая не могла понравится Борису Березовскому. В частности, по его словам,
        когда «люди Путина» пришли к Березовскому и потребовали от него назвать счета Ельцина, Березовский был готов говорить об этом: "приходи, поговорим на эту тему". Но посмотрели и оказалось, что у него ничего не было. "Это только у Бадри может быть",— сказал он. Но те ответили: "Так к нему обращаться бессмысленно, Бадри не скажет нам". "Правильно, не скажет вам". Не потому, что Ельцин мне друг, но он мне это доверил - а я мужчина. Я это ни на что не поменяю — ни на деньги, ни на что, это было и будет похоронено вместе со мной. Умер Ельцин - все, никто не узнает. Как будто я и не знал. Потому что Ельцин мне ничего плохого не сделал. Только хорошее. Я не могу забыть его. Вчера уважал, а сегодня нет? Так не бывает. Если мы о чем-то договоримся, то все: мы пожмем друг другу руки и дело сделано».
        Получилось, что во первых, Березовский то был готов «слить» Ельцина, - если бы знал как и где. Во вторых, Патаркацишвили известно о неких секретных счетах семьи первого президента России.
        Были в том разговоре «за закрытыми дверьми» и другие пассажи, явно ставшие откровением для Бориса абрамовича.
        Сразу после ознакомления с текстом, Березовский поехал к Патаркацишвили и между ними состоялся «мужской разговор». А некоторое время спустя Патаркацишвили вдруг стало плохо и он скончался. Согласно официальной версии «от разрыва сердца».
        На другой день после смерти бизнесмена, в лондонский дом Патаркацишвили явился его родственник, давний партнёр ещё по «ОРТ» Джозеф Кей (Иосиф Какалашвили) и предъявил вдове покойного, Инне Гудавадзе завещание, согласно которому, он назначался распорядителем имущества Бадри Патаркацишвили, наделяясь, при этом, полномочием собрать и распределить это имущество среди наследников.
        Семья сразу заподозрила подлог: «Этот прохвост Кей действительно работал у моего мужа в ОРТ, но он лжёт, говоря, что Бадри доверил ему своё завещание. Никакого завещания он нам не показал – только фото на ноутбуке и всё» - заявила slon.ru вдова бизнесмена, Инна Гудавадзе. Позднее выяснилось, что подлинник завещания хранится в сейфе одной из Нью-йоркских адвокатских фирм.
        Джозеф Кей подробно рассказал slon.ru историю с завещанием. По его словам «Этот документ Бадри составил за несколько недель до смерти. По всей видимости, он что то предчувствовал. Я подчёркиваю, что у него было две семьи: тбилисская (Инна Гудавадзе) и вторая семья: с москвичкой Ольгой Ивановной Сафоновой,  от которой у Бадри был сын Давид. Согласно завещанию, мне поручено собрать и описать имущество покойного и распределить среди бенефициаров следующим образом: 25 процентов Инне Гудавадзе, 25 процентов Ольге Сафоновой, по 10 процентов – детям (трое детей) это у нас получается 80 процентов. Что касается остальных 20 процентов, они распределены следующим образом: по 5 процентов матери, двум сёстрам и брату. В мои обязанности входит создать рабочую группу, которая именно этим и будет заниматься. Существует специальный счёт, где аккумулируются все средства, полученные после продажи имущества или продажи бизнесов, или чего бы то не было. Дальше суд уже наверное даст распоряжение, каким образом и когда эти средства будут распределены между бенефициарами» - отметил Кей.

Надежда Джозефа Кея

        Но что самое интересное, прибыв в Тбилиси, Джозеф Кей сразу переоформил на своё имя телекомпанию «Имеди» (по Грузински «надежда»). При этом, руководство компании, которой «Имеди» формально принадлежало, сослалось на то, что Кей передал им устное предсмертное распоряжение Патаркацишвили.
        Известный Грузинский Эксперт. Георгий Хухашвили в беседе с slon.ru раскрыл суть данной схемы: «Властей в первую очередь интересовало именно «Имеди», поэтому Кей почти сразу продал её «Ракин-инвестмен», то есть компании, афиллированной с командой Саакашвили, но в обмен заручился поддержкой грузинских властей в осуществлении завещания Патаркацишвили. В том числе, естественно, поддержки судов, полностью подконтрольных той же команде».
        Действительно, Тбилисский городской суд, хотя и удовлетворил иск Инны Гудавадзе о непризнании Кея распорядителем имущества покойного, но, в то же время, подтвердил его полномочия как исполнителя самого завещания. Адвокаты сторон в беседе с slon.ru раскрыли подоплёку изощрённого решения городского суда. Адвокат Джозефа Кея Арчил Лежава сказал slon.ru, что «с одной стороны, суд поручил Джозефу Кею исполнить завещание Патаркацишвили, но с другой, запретил ему распоряжаться наследством. Понимаете, в юридическом смысле «распорядитель наследством» и «исполнитель завещания» – это очень близкие, но все таки разные понятия. однако в данном случае, когда речь идет о конкретном завещании, нам непонятно, как Кей сможет исполнить завещание Бадри Патаркацишвили – не распоряжаясь его наследством?».
        С Другой стороны, решением Тбилисского суда остались недовольны и члены семьи покойного. В специальном заявлении мать, супруга и сёстры Патаркацишвили заявили, что «оскорблены» решением признать за Джозефом Кеем право исполнять завещание Патаркацишвили. «Тем самым Кей получает право продолжить мошенничество в отношении имущества Бадри Патаркацишвили. Он получил то, что хотел, а суд проигнорировал все доказательства подложности документов, представленных Кеем». Члены семьи Патаркацишвили обвинили власти в тайной поддержке Кея, поскольку телекомпания «Имеди», которую Джозеф Кей, «незаконно присвоил», проводит, по их мнению «информационную политику, угодную властям». Адвокат Семьи, Лаша Биркая заявил slon.ru, что суд принял «лукавое и очень хитрое решение»: «это решение полностью в пользу стороны Кея. просто они (как и суд) делают вид, что якобы недовольны» - утверждает господин Биркая – «Судите сами: разница между распорядителем наследства и исполнителем завещания состоит в том, что распорядителя наследством имеет право назначить непосредственно наследник, если иное не предусмотрено самим завещанием. Однако поскольку в подложном «завещании», представленном Кеем, он объявляется распорядителем наследства, а суд признал его полномочия по исполнению завещания, то Кей сохраняет все права распоряжаться имуществом. Таким образом, суд и власти Грузии пытаются создать ложное впечатление взвешенности и справедливости вердикта, чтобы запутать общественность».

Две семьи
       

        Грузинский эксперт, Малхаз Чачибая объяснил slon.ru, что «На самом деле война идёт между Джозефом Кеем и Борисом Березовским. Если Кею, с помощью грузинских властей и судов, удастся доказать подлинность завещания а значит подтвердить свои полномочия, то «московская супруга» Бадри – Ольга Сафонова получает 25 процентов и из этих немалых денег значительная часть, судя по всему, перепадёт Кею, согласно его договорённости с Сафоновой»
        Войну с Березовским не отрицает и Кей. В беседе с корреспондентом slon.ru он заявил, что «сразу после смерти Бадри, Березовский провокационно отправил в Минск, на собственном самолёте, адвоката Патаркацишвили Эммануила Зельцера, который должен был разобраться в его белорусских активах. При этом Березовский прекрасно знал, что Зельцера наверняка арестуют. Даже меня хотел запихнуть в тот же самолёт. Кроме того, Березовский пытается повлиять на Инну Гудавадзе, но вдова не понимает, что если бы она (а не я) имела статус распорядителя имуществом, то тогда, господин Березовский становится 50 процентным владельцем всего имущества» - утверждает собеседник slon.ru.
        Джозеф Кей считает, что «там есть кое какие трения относительно второй семьи Бадри - Московской семьи – Ольги Ивановны и Давида (Сына Ольги и Бадри), но хочу вам сказать, что на всём протяжении времени моего знакомства с этой проблемой, Бадри настаивал и просил меня: чтобы не случилось когда либо, я должен стоять и точно отстаивать права всех членов семьи (упомянутых в завещании) как он этого хотел. И устно всегда говорил мне, что у него есть две семьи. Я был знаком с обеими».
        Сестра Патаркацишвили, Нана заявила slon.ru, что грузинская семья Бадри никогда не отрицала наличие у покойного сына – Давида, но попросила slon.ru обратить внимание на то обстоятельство, что в ходе суда. решившего дело фактически в пользу «мошенника Кея», «Ольга Сафонова и Давид Патаркацишвили также выступили против Кея, заподозрив от него подвох».
        По словам Наны Патаркацишвили, в данный момент дело по судебной тяжбе обстоит следующим образом: сторона Инны Гудавадзе внесла иск в вышестоящую инстанцию (верховный суд грузии) для аннулирования вердикта городского суда, поскольку не согласна со статусом Кея как исполнителя завещания Патаркацишвили.
        Так что, война продолжается, но «воз и ныне там». По мнению эксперта Малхаза Чачибая «Многое, лежащее на этом «возу», по всей видимости, Борис Березовский считает своей собственностью и пытается убедить в этом Инну Гудавадзе. Он неоднократно открыто заявлял, что хочет изучить, что ему принадлежит из активов, оформленных на имя Патаркацишвили.  В том числе речь шла и о телекомпании «Имеди». Между ним и Патаркацишвили были настолько доверительные отношения, что кое что из собственных активов тот возможно действительно оформлял на имя друга и партнера. А в некоторых обстоятельствах дело было даже не в дружбе, а в том, что у него не было иного выхода. Однако сегодня, когда Бадри уже нет, юридически доказать Березовский это не может. Официальные наследники Бадри с такой постановкой вопроса конечно не согласятся. Этим и объясняется последнее похолодание между вдовой покойного – иной Гудавадзе и Березовским а также её слова о том, что «она его боится» и так далее. Так что, Борис Абрамович сможет лишь поднять то, что с «воза упало» или оттуда «спихнуто» и только с помощью Грузинских властей. Судя по всему, именно эти вопросы и обсуждались во время его таинственного визита в Грузию - в ходе встречи с высшим грузинским руководством» - уверен эксперт.

მთელ გვერდზე